Следующая новость
Предыдущая новость

Догадов догадался: это нефть!

Герои Самотлора живут рядом с нами. Одному из них – человеку-легенде Дмитрию Догадову,
свидетелю первой нефти Западной Сибири, нынешней осенью исполнилось 85 лет.
Словно вчера все было…
Девятилетним мальчонкой в небольшой деревушке Большеуковского района Омской области встретил Димка весть о войне. В разом опустевшем колхозе неокрепшие подростки впряглись в тяжелую работу, заменив ушедших на фронт отцов и братьев. Вставали затемно, есть и пить сладко не довелось.
Ранний да толковый вырос Дмитрий, как и другие восемь детей из многодетной семьи Догадовых. И закалку в этой жизни паренек получил самую что ни на есть железную, так что и на Север потом не побоялся выдвинуться.
На иртышском дебаркадере встретился с одним товарищем. Тот рассказал ему, что в Нижневартовске формируется буровая бригада, а он едет туда старшим дизелистом по направлению от Новосибирского территориального геологического управления.
Догадов загорелся. Долго думать не стал. Взял молодую жену Клавдию с восьмимесячной дочкой – и в дорогу. Кофта на плечах у жены, пиджачок – у мужа да нехитрая поклажа с детскими вещичками в руках. Плыли до Ханты-Мансийска на колесном пароходе «Михаил Калинин». Там высадились и стали ждать другой. «Яков Свердлов» вез их до Нижневартовска девять суток. Небольшой тогда поселок встретил их нехарактерной для начала июня жарой.
Идите… в баню
Пришвартовались у берега. День субботний, контора закрыта. Их послали… в баню. Там Дмитрий нашел механика, румяного и доброго после парилки, который предложил им переждать до понедельника в поселке, расположенном чуть ниже нынешнего рыбозавода.
В начале недели Дмитрий был уже на Баграсе. Молодого крепкого парня, знакомого с техникой не понаслышке, взяли работать, доверив сразу дизельный агрегат. Коллектив тогда только готовился к бурению первой разведочной скважины, самой вышки еще не было и в помине, только закладывался фундамент и завозилось оборудование.
Со дня на день ждали Григория Норкина, только-только назначенного на должность бригадира. Человек хозяйственный, с Васюгана Томской области в Нижневартовск он приехал с приданым — перевез канаты, особо дефицитные гнутые трубы, без которых на скважине ну никак. Прибыв на место, первым делом бригадир обошел территорию, отметив, что нужно поторапливаться — зима на носу. К середине сентября буровая была готова.
Мужская работа
Не дожидаясь зимы, приступили к работам. Бурили целых полгода. Случалось всякое: не выдерживало крепких морозов оборудование, вставала техника. Самое главное – нельзя было допустить, чтобы замерзла буровая. Это был бы крах.
— В марте 60-го мы спустили эксплуатационную колонну, «обсадили» скважину, тем самым закончив проходку, — рассказывает Догадов на своем, «нефтяном» языке. – Норкин, человек беспокойный, день и ночь проводил на буровой. Уйдет в поселок, а через час-два, не утерпев, опять возвращается. Он все ждал навигации, а с ней насосно-компрессорные трубы, без которых невозможно было дальнейшее освоение скважины.
Когда оборудование, наконец, прибыло по реке, члены бригады на плечах перенесли его от реки до буровой. И уже в сентябре приступили к освоению скважины. Шутка ли, пройти семь «горизонтов»-пластов. «Один прострелим, а нефти нет. Закрываем цементом, поднимаемся выше, — рассказывает Догадов. – И только на последнем нас ждала удача».
Долгожданная нефть
…В скважине, как обычно, сор, вода. Мощных насосов тогда не было — уровень воды снижали примитивным путем – с помощью желонки, обыкновенной трубы с клапаном, с помощью такой в то время извлекали рыхлые и насыщенные водой грунты.
Так получилось, что в тот памятный день Дмитрий на какое-то время остался один. Мерно гудят дизеля. Заметив приток воды на 15 метров от устья скважины, он заволновался. А она все поднимается и поднимается, вот уже переливает устье скважины. На расстоянии полметра стали прорываться газы. А ведь это означает, что на подходе долгожданная нефть! Но загазованность, накрывшая буровую, грозила пожаром. И дизелист принял решение заглушить силовой двигатель, а вместе с ним и станцию. Вышел на мостки и отчаянно замахал сорванной с головы шапкой. Товарищи уже спешили к нему на помощь.
— Глубина скважины 700 метров. Бурильщик опустил желонку до 150 метров, а трос-то и закружило. Стали поднимать, а там вода, значит, пласт начал работать. Хорошо, что нефть спокойно, не рывком пошла, а постепенно. Сделали отвод от скважины на 15 метров, и она как начала играть нефтью. «Умывались первой нефтью?» — спрашиваю у Догадова. – «Тогда нам и в голову это не могло прийти, такая затея родилась позднее, с приходом большой нефти», — улыбается Дмитрий Иванович.
А в тот день он шел со смены гордый и довольный: первым нефть встретил – что может быть важнее в жизни нефтяника!
— Корреспонденты тогда немного ошиблись, написав, что нефть нашли 23 марта 1961 года. Это было 22 марта в 2 часа дня, — уточняет пунктуальный во всем Догадов. – А уже 23-го приехало начальство, которое открыло задвижку, полюбовалось на нефть и зафиксировало рекорд.
Впереди еще было много самой настоящей черной работы над черным золотом. Протянуть линию, чтобы отвести нефть от скважины, замерить, сколько тонн она дает в сутки. Оказалось, ни много ни мало 400 тонн. Решали вопрос, как отделить газ от нефти. И по-настоящему ее стали добывать уже в 1964 году. Тогда не было нефтепроводов, нефтяники построили емкость объемом две тысячи тонн на речке Мулка – притоке Оби, чтобы накапливать в ней нефть. А потом направляли наливными баржами на Омский нефтеперерабатывающий завод.
Остался верен себе
Тогда вся жизнь в поселке была связана с нефтью. Даже жили почти на буровой – всего лишь в 200 метрах от нее.
— Дали нам квартиру в новом бараке, — включается в разговор супруга Клавдия Александровна, — а он без окон и дверей, только стены. Выдали на первое время полога. Белехонькие вечером, к утру они стали черными. Нет, не от нефти, — ловит мой взгляд супруга Дмитрия Ивановича, — до нее еще надо было докопаться, — от назойливой мошки, что рвалась в человеческое тепло. До зимы живший неподалеку плотник и двери установил, и окна застеклил. Печку сложили сами. Считай, к зиме готовы.
— Неужели были морозы под минус шестьдесят? – спрашиваю у Дмитрия Ивановича.
— Скорее ощущались на столько, особенно, когда с ветром, но под пятьдесят и выше термометр за окном прыгал частенько, — рассказывает бывалый нефтяник. — Это сейчас наш брат экипирован по последнему слову техники, а тогда ездили на вахту в машинах, крытых брезентом. Из одежды – телогрейка, брезентовые штаны да валенки с галошами. Хорошо, жены запасались теплым байковым бельем для своих кормильцев, и оно действительно тогда натуральным было и спасало мужчин от пробирающего до костей мороза. Даже столовых не было — что супруга положит, то и съешь на обед.
Чтобы уберечь технику от сильных морозов, которые даже железо делали хрупким, дизельные агрегаты помещали в бревенчатые сараи и утепляли мхом. Вышку по второй пояс обивали тесом, чтобы хоть ветер не гулял.
Летом другая напасть: топи болотные, грязь. Клочок сухой земли между бараками – радость, есть где деткам поиграть. В детский сад ребятишек приходилось нести на руках, потому что лужи были по колено, без болотных сапог не пройти. Но люди жили задорно. Даже коров и другую живность умудрялись завести. Утром скотина уходила на заливные луга, а вечером сама возвращалась на дойку. Так решали продовольственную программу, ведь тогда все грузы, начиная от продуктов до стройматериалов и нефтяного оборудования, доставлялись по долго спящей весной Оби.
— Это сейчас бурят на электроприводе, а раньше сердцем буровой были дизеля, приводящие в движение все механизмы, — с гордостью и уважением отзывается о своей профессии Дмитрий Иванович.
Это потом заговорят о Самотлоре, где прославленная бригада Григория Норкина будет ставить высокие рекорды по добыче большой нефти. Но уже без дизелиста Догадова. Так сложилась судьба, что по состоянию здоровья Дмитрий Иванович перешел на другую работу, но остался верен себе и своим дизелям — до самой пенсии ремонтировал дизельные агрегаты.
Жить – не тужить
Несмотря на почтенный возраст, Дмитрий Иванович и сегодня живо интересуется тем, что происходит в мире, стране и родном городе. Говорит, что жить в современном Нижневартовске – одно удовольствие: нет никаких перебоев с теплом, светом и водой. А ведь когда-то это была пустая земля, даже не земля, а топкое болото. Это просто чудо, что на таком месте люди сумели построить прекрасный современный город. И в первую очередь, это заслуга таких людей, как Дмитрий Иванович Догадов, которому мы желаем здоровья и долголетия!

Источник

Последние новости