Следующая новость
Предыдущая новость

В четыре руки

28.10.2017 10:00
В четыре руки

Ваню «на музыку» привела мама пять лет назад. Преподаватель по классу фортепиано центра детского творчества Антонина Григорьевна Стельмахович с первого взгляда поняла: Ваня – особенный ребенок. «Он – аутист», — сказала мама.
Среди воспитанников Антонины Григорьевны к этому моменту были слабо слышащие и совсем глухие ученики, дети с расстройствами психики. Слово «аутист» она тогда услышала впервые в жизни. Поэтому, придя домой, педагог первым делом стала изучать новую для себя тему. Перевернула Интернет, прочла десятки научных статей о такой особенности, как аутизм, и к следующему занятию знала, в чем особенность нового ученика, как устроен мир, в котором он живет, как осторожно нужно в него постучаться и деликатно в нем присутствовать и как с ним работать, чтобы был результат.

Для кого-то экстремальное занятие

— Результат у Антонины Григорьевны есть всегда, — говорит заведующая музыкальным отделом центра детского творчества Альфия Роговцева. – В октябре этого года ее воспитанник с расстройствами аутистического спектра Иван Домрачев и Илья Калашников, у которого серьезные нарушения слуха, стали призерами городского конкурса «Шаг навстречу» в номинации «Инструментальная музыка».
Учиться музыке трудно хоть кому. Бесконечные гаммы, монотонные повторения. Ване было сложнее в тысячу раз. Поначалу мальчик закрывал уши – его пугали неожиданные громкие звуки. Он не хотел прикоснуться к новому незнакомому предмету – клавишам. И первым делом она взяла его руки в свои и водила его руками. Каждый урок даже пустяковые пьески из нескольких нот они исполняли в четыре руки. До сих пор он жмет педаль фортепиано, поставив свою стопу на стопу педагога.
Антонина Григорьевна поняла, что не стоит ждать от Ивана мгновенных реакций. Объясняя, она не получает тот час отзыва о том, что он уяснил, уложил в голове информацию, что он услышал и понял. Она узнает о том, что ее объяснения не пропали даром, когда вдруг он начинает играть, точно следуя ее указаниям. Тогда она восхищенно думает: «Какой умный мальчик!», но хвалит сдержанно – так, как необходимо именно ему.

Еще никто не слышал об инклюзии

Музыкой в центре детского творчества занимается более 400 детей. Семь из них – с ограниченными возможностями здоровья. В центре детского творчества таких детей принимают с 1995 года. Тогда еще никто не был знаком со словом «инклюзия», не существовало еще государственных программ дополнительного образования детей-инвалидов, для них не создавалось особенных условий, школы стояли без пандусов, но в центре детского творчества уже вовсю расширялись возможности детей, которые согласно медицинскому диагнозу считались ограниченными. Центр нигде не рекламирует своих услуг, но мамы, вдохновленные воспитанниками Антонины Григорьевны, которых они видят на фестивалях и конкурсах «Солнце для всех», «Город детства моего», «Музыкальные ступеньки», приводят своих особенных детей к ней в музыкальный класс: «Может, и мой станет таким же блестящим исполнителем?»
Я тоже поспешила встретиться с Антониной Григорьевной, чтобы узнать об уникальном методе, с помощью которого ей удается достигать успеха со своими особенными учениками, и удивилась: вовсе не ученические дипломы преподаватель считает самым большим своим результатом и никаким особым секретом не обладает, кроме что разве убеждения: каждый ученик – особенный человек. «Пусть на момент нашего с ним знакомства он живет лишь семь лет, но у него уже есть своя история жизни, и в ней свои сложности и радости. И нужно к каждому искать особенный путь. Вот и все».
Сегодня Ваня Домрачев самостоятельно разучивает «Лунную сонату» Бетховена, и она счастлива, наблюдая за ним: «Ему под силу разобрать сложнейшее произведение, именно в этом была моя главная задача – чтобы ученики могли сами разучивать произведения, хотели и могли играть, когда закончатся мои уроки».

Занимайся музыкой – будешь математиком

Принимая нового ребенка в мир музыкального образования, она радуется, но говорит с родителями не о конкурсах, конечно, не о будущих возможных успехах, а о невероятном и неожиданном влиянии музыки на развитие математических способностей, к примеру. Объясняет им про «нервные окончания» на кончиках пальцев рук. Игра на любом музыкальном инструменте активизирует их, развивая головной мозг. Кроме того, играя на инструменте, человек пользуется обеими руками, а значит, оба полушария мозга развиваются активно, ребенок растет гармоничным.
— И конечно, занятия музыкой дают человеку всеобъемлющее культурное развитие, ведь мы не только разучиваем пьесы, но и говорим о том, чем обусловлено появление той или иной музыки именно в конкретной эпохе и конкретной стране.
В школе искусств, где музыкальное образование считается предпрофильным, в расписании ребенка есть такие дисциплины, как сольфеджио и история музыки. В центре детского творчества детей учат лишь навыкам игры на инструменте, но согласиться преподавать в таких рамках Антонина Григорьевна никак не может и дает своим ученикам азы сольфеджио, рассказывая им о великих композиторах.

Жизненная философия – в коротеньком тире

Если педагог того хочет, воспитывать может все, что угодно, даже промежуток между датами рождения и смерти под портретом композитора над пианино. Именно это крошечное тире, означающее промежуток, разница чисел, как ничто дает ребенку понимание ценности времени, осознание гениальности творца. «Между датой рождения и датой смерти Моцарта – всего тридцать пять лет, но сколько шедевров он создал за этот коротенький срок!» Так она делится своими ценностями с учениками. Но больше разделяет с ними их сложности, подстраивается. Например, уроки у нее то в одном корпусе центра, то в другом, потому что некоторым ученикам удобнее прийти к ней на Спортивную, другим – здание на улице Ленина ближе. Антонина Григорьевна идет к ним навстречу, в буквальном смысле подстраиваясь под обстоятельства их жизни, особенности восприятия мира. Она потихоньку мягкой ладонью отбивает музыкальный такт на плече Ильи Калашникова, который плохо слышит. Совсем как когда-то у Регины, ставшей ей родной.
Вспомнив о ней, она в компь-ютере тут же находит видеозапись. За роялем Регина Бахтиярова, которая сначала читала по губам педагога, не слыша абсолютно ничего и не умея произнести в ответ хоть слово. Сегодня Регина лаборант перинатального центра, жена и мама, водит машину, говорит по телефону. О том, что у девочки сохранился остаточный слух, Антонина Григорьевна поняла однажды, когда Регина услышала и поняла ее, не видя лица. Педагог отходила каждый раз все дальше и убедилась, что слух девочки развивается день ото дня. «Музыка – вещь волшебная, целительная!» — убеждена Антонина Григорьевна. Вот на мониторе уже другое исполнение, но Юра Зайцев, живущий с врожденным гипотиреозом, не просто исполнитель. Он композитор – играет «Сумеречную сонату», которую сочинил сам. Занятия музыкой Юру совершенно поглотили, стали основой жизни. Он сам делает на синтезаторе аранжировки к своим произведениям.

Важно, чтобы сердце пело

— Как вы воспитываете трудолюбие и целеустремленность в своих особенных учениках?
— Только заинтересовывая работой. Подбираю интересные музыкальные произведения. Из них потом выбираем вместе с учеником, что нравится ему.
В центре детского творчества к тому же действует детско-юношеская филармония, где выступают ребята перед родителями и ровесниками. Таким образом, каждое разученное произведение становится рано или поздно концертным номером.
Сколько человек, пришедших впервые на занятия Антонины Стельмахович, обязаны педагогу тем, что им открылся мир инструментальной музыки? Таких не счесть. Антонина Григорьевна Стельмахович перебралась в Нижневартовск из Грозного, где окончила институт культуры, в 1982 году вместе с супругом-нефтяником. Ей тогда было 25 лет.
Сначала нижневартовские ребятишки приходили на ее занятия в Дом культуры «Юбилейный», потом она учила музыке будущих педагогов в нижневартовском педучилище.
— Бывает всякое, порой приходит ребенок с невыученным уроком, — объясняет свои педагогические постулаты Антонина Григорьевна. – Но не это самое важное в моем деле. Важнее для меня, что у него в сердце, в душе. Ведь звук, который ребенок берет на фортепиано, рождается в сердце. Чтобы он зазвучал правильно, нужно, чтобы и сердце пело.

Источник

Последние новости