Следующая новость
Предыдущая новость

Уфа потонет в гигантской свалке?

Уфа потонет в гигантской свалке?

В этом году в третье воскресенье сентября лесоводы страны отмечают свой профессиональный праздник. Я, как бывший работник лесного хозяйства и потомственный лесовод, отмечаю этот день с особой гордостью.

В 1966 году после окончания десятилетки я пошёл работать лесником в одно из лесничеств под Уфой. Работа была знакома, так как мои отец и дедушка работали лесными объездчиками. Тогда в лесу были чистота и порядок. Сейчас этого не скажешь.

Недавно прошёлся по лесу, что недалеко от деревни Мокроусово, который «курировал» мой отец. Он все переживал, что зря в лесу посадил ясень. Не рос он, был лилипутом, по сравнению с посаженными рядом берёзами. Весенние морозы портили растение из года в год, не выдерживали молодые побеги заморозков, вот и был ясень чуть выше человеческого роста. Но то ли климат изменился, то ли какая другая причина, но ясень поднялся, и теперь здесь красивый лес. Жаль, что отец не увидел этого…

Но красоту леса портят люди, которые выкидывают мусор в заросли, видимо, предполагая, что там его никто не увидит. Столько мусора стало в лесах вокруг Уфы! Мы ведь скоро потонем в этой гигантской свалке! К тому же все эти рукотворные насыпи с остатками пиршеств — рассадники для мышей и прочей нечисти, которая там размножается, а затем совершает набеги на садовые участки. Думаете, откуда у нас распространяются бешенство, мышиная лихорадка и прочая напасть? Вот как раз от бесконтрольного нагромождения мусора в лесах и на берегах водоёмов.

Еще одна из причин бедствия — ликвидация корпуса лесников. Ведь раньше лес был разделён на кварталы. Квартал — это либо обособленные участки леса в малолесных районах, либо части леса, ограниченные как естественными границами (например, берег реки), так и специально проложенными просеками шириной до четырех метров. Просеки, как правило, прорубаются строго с севера на юг и с востока на запад. Кварталы в лесистой местности имеют прямоугольную или квадратную формы. Размеры квартала, в зависимости от густоты населённости района, могут быть разными. Под охраной лесника было несколько кварталов. Он был ответственным за всё, что происходило в его лесу. Участок леса, за который отвечал лесник, назывался обходом. Ведь лесник был обязан ежедневно обходить его. Для проверки работы лесников была организована служба лесных объездчиков (потом их назвали участковыми техниками-лесоводами, а позже — мастерами леса). У каждого объездчика было под надзором около пяти лесников, работу которых он проверял, объезжая леса верхом на лошади.

Кроме того, весной и осенью устраивались массовые проверки лесов вышестоящим начальством и привлечением соседних лесников и объездчиков. Это были плановые ревизии. При этом в вину леснику ставились найденные пни, на которых не было специального клейма, удостоверяющего, что дерево спилено на законном основании. Учитывались и все другие нарушения — захламления обхода мусором, уничтоженные знаки, аншлаги и граничные столбы, загрязнённость оружия, отсутствие средств борьбы с пожарами… Кроме плановых ревизий, полные или частичные проверки проводились при внеплановых ревизиях (по жалобам населения), при контрольных ревизиях, а также при приеме-передаче обхода. Приём-передача обхода (обычно соседнему леснику) осуществлялись при уходе лесника в отпуск, на длительный больничный, при увольнении.

Вся эта отлаженная, хорошо работавшая система была разрушена в начале этого века. Лесников заменили группы инспекторов, объезжающие леса на автотранспорте. Однако число инспекторов на несколько порядков меньше количества лесников, которые не только хорошо знали свои обходы, но имели хорошо налаженные связи с местным населением, административными и правоохранительными органами власти. Вот и пожинаем плоды такого перехода.

Надо сказать, что я и сам был за создание моторизованных групп по охране лесов, но не взамен лесников, а в дополнение, в помощь им. Ведь у лесников есть один недостаток. Они обычно охраняют один и тот же обход, живут по соседству с лесонарушителями, а значит, остерегаются последствий, если выйдут на крупное лесонарушение, когда нарушителю грозит уголовное наказание. Поэтому помощь моторизованной группы из лиц, живущих в райцентре, то есть более независимых, может быть более своевременной. Отец рассказывал, какие трудности пришлось преодолевать, когда группой лесников при браконьерстве был задержан кто-то из охотинспекции.

Но, кажется, грядут перемены. Министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин (кстати, окончил наш нефтяной институт) по поводу лесников высказался так: «В лес надо вернуть хозяина. Вернуть систему, которая эффективно существовала в 1960–1970-е годы. Лес был поделен на квадраты, за каждый из которых отвечал инспектор — лесник, егерь. Были кордоны, которые проводили санитарные вырубки, следили за пожарной безопасностью. Это дорогостоящая и непростая программа, но я уверен, что мы к ней придем. В самое ближайшее время буду защищать это направление, поднимать вопрос о выделении дополнительных денежных средств… Мы просим 20 миллиардов рублей. Не всё так просто: чтобы вернуть лесника, нужно создать условия жизни для людей. Мы создадим рабочие места, в том числе в отдаленных населенных пунктах…»

Извините Дмитрия Николаевича за ляпы, не знает он лесной терминологии, поэтому кварталы называет квадратами, а кордоны, по его мнению, проводят работы. Кордоны — это отдельные поселения или строения, в которых проживали лесники, а иногда и рабочие лесного хозяйства. Да и система лесной охраны существовала примерно в таком же виде ещё с царских времён. Но это мелочи, главное, министр ухватил суть проблемы. Будем надеяться, что он возьмётся за её решение.

Источник

Последние новости