Следующая новость
Предыдущая новость

Охтеурье: срослись душой

Охтеурье: срослись душой

Полуторавековой юбилей — дата значительная даже для большого города, а что уж говорить

о небольшом сибирском поселке, который приютился на берегу древнего Ваха среди густой тайги.
Его история начинает свой отсчет еще с 1850 года. Именно к этому времени относится первое упоминание об Охтеурских юртах. Тогда здесь жили исключительно аборигены, составлять летопись села было некому, а потому данный период представляется несколько загадочным и неизведанным.

Берег левый, берег правый
В 1920 году в составе Ларьякской волости Сургутского уезда был образован Охтеурский сельсовет. Современное же село Охтеурье возникло в начале 1940-х годов на основе бывшего рыбучастка. Жителям поселка было непросто. Расположенный на низком левом берегу Ваха, он регулярно затапливался в период половодья. И в начале шестидесятых годов село поменяло свое местоположение, переехав полным составом на несколько километров ниже по течению, на правый высокий берег.
— Я помню, что наше село часто заливало водой, — вспоминает уроженка старого Охтеурья Галина Тусумова. — Тогда нас постепенно стали переселять на новое место. В 1966 году школу-интернат, где мы учились в начальных классах, разобрали по бревнам, сплавили по реке, высушили и сложили заново.
В эти годы здесь действовал рыбозаготовительный участок.
— Работал бондарный цех, где делали ящики для рыбы, — продолжает Галина Николаевна. — Зимой заготавливали лед, на котором потом рыбу замораживали, сортировали и увозили на специальном рефрижераторе.
Все от мала до велика занимались рыбалкой и сбором дикоросов.
— Был такой заготовитель Николай Павлович Астахов, — рассказывает Галина Тусумова. — Он принимал у населения дикоросы. Осенью мы сдавали ягоды, грибы. Грибы он мариновал и отправлял на «большую землю». Мы были детьми и не задумывались, куда уходит продукция, поэтому я и не знаю, каким путем отправлялись дикоросы из Охтеурья.
Обеспечивали жители села щедрыми дарами природы и заготовщиков, и себя. В меню детского сада и школы всегда были мясо боровой дичи, рыба, ягоды.
В эти же годы пришли в национальное село и нефтяники.
На вертолетах, лодках, снегоходах
Интенсивная застройка Охтеурья началась в 1970-1980 годы силами шефствующих предприятий Нижневартовска, расстояние до которого по дороге составляет 180 километров, а по реке — 315.
В эти годы приехала в село Нина Суханова.
— Я родом из Пермской области, — делится Нина Эдуардовна. — Какое-то время жила под Тюменью, а потом с мужем приехала сюда. Это было начало восьмидесятых. Поселок меня поразил. Стояли маленькие домишки, небольшое деревянное здание начальной школы. Дорог не было, до Нижневартовска и обратно добирались на теплоходе «Зырянов». Путь составлял почти сутки, и каждая поездка была как маленькое приключение. На борту можно было хорошо отдохнуть в комфортных по тем временам каютах. Для детей показывали мультфильмы, работал буфет.
А в город Нине Сухановой приходилось ездить часто. На возглавившую фельдшерский пункт женщину легла ответственность за доставку необходимых медикаментов. Аптеки как таковой в селе не было, и за всякой помощью, в том числе и за лекарствами, жители Охтеурья приходили к ней.
— В мой участок входило не только наше село, — рассказывает Нина Суханова. — Приходилось обслуживать Колек-Еган и Усть Колек-Еган. Добираться приходилось на перекладных — лодка, снегоход, вертолет. До этого я представить не могла, что мне с образованием медсестры придется лечить, принимать роды и даже делать простейшие операции. Поначалу было страшно, потом привыкла, как и к частым ночным вызовам, и к тому, что дверь дома практически не закрывалась вечерами и в выходные дни.
Из всех видов связи была лишь рация в сельсовете. И если происходил экстренный случай, когда нужно было вызвать санборт, требовалось прежде всего найти человека, у которого были ключи от помещения, да собрать людей, чтобы разжечь факела для освещения вертолетной площадки во время погрузки больного в вертолет.

Раз домишко, два домишко — будет улица
Но одним из первых и самых ярких впечатлений, поразивших Нину Эдуардовну в Охтеурье, стали местные женщины.
— Они ходили в лес, на рыбалку, а некоторые и на охоту, — вспоминает Нина Суханова. — Это было странно и непонятно. Потом привыкла и к этому. Сама стала ходить за ягодой, грибами, но к рыбалке и другим традиционным видам деятельности так и не пристрастилась.
Вскоре на смену утлым домишкам стали приходить дома более современные, высокие, светлые. Уже сегодня их сносят как непригодные к проживанию, а тогда поселиться в таком доме было счастьем.
— Мы сначала жили в бараке, — вспоминает женщина. — Вид из окна выходил на берег. Очень красиво. А внутри он был совершенно непригоден для нормальной жизни. Как могли, привели его в порядок, но когда переехали в новое жилье, были просто несказанно рады.
Вскоре построили и новый фельдшерский пункт с мебелью и даже небольшим набором оборудования.
Стали строиться и дороги. Там, где раньше было всего три улицы, появились сначала деревянные тротуары, а потом и бетонные плиты.
— У этих плит были металлические ушки, за которые их цеплял кран, чтобы перемещать, — снова вспоминает Нина Эдуардовна. — Однажды поздним вечером я торопилась на вызов и в потемках зацепилась за такую петлю ногой. Упала, больно ушиблась, растянула мышцу. Удивительно, что обошлось без перелома.
В 90-х годах, несмотря на кризис, в селе развернулось строительство. Выросла новая школа, детский сад, клуб, открылась музыкальная школа. Наладилась и связь.
— Когда появилась дорога, отпала нужда в речном пассажирском транспорте, — с легкой грустью рассказывает Нина Суханова. — Теплоход списали, и он долго стоял на берегу, врастая в речной песок. Его капитан, много лет возивший людей по Ваху, сразу уехал в Тюмень, где вскоре и скончался. Совпало это печальное событие с теми днями, когда приехали рабочие разбирать теплоход на запчасти. Словно человек и машина срослись душой. Не стало машины — ушел и человек.
До сих пор старожилы Охтеурья с ностальгией вспоминают о тех временах, когда всем селом встречали прибытие «Зырянова». Это был маленький праздник на берегу: играла музыка, появлялась импровизированная танцплощадка, тут же крутились восторженные дети и собаки. Пока ждали прибытия судна, обменивались новостями, делились заботами, просто разговаривали.

Место для шага вперед
Сейчас Охтеурье занимает площадь 60 гектаров. В селе имеются школа на 150 мест, интернат, детский сад «Ягодка». Работает врачебная амбулатория, оснащенная самым современным оборудованием и укомплектованная штатом специалистов. Здесь есть даже стоматолог — специальность в селе дефицитная.
Активной жизнью живут Дом культуры со зрительным залом на 100 посадочных мест, детская школа искусств, филиал телевидения Нижневартовского района. Магазины обеспечивают жителей села всем необходимым и даже немножко сверх того. Во всех направлениях пролегли ровные асфальтированные дороги, выстроились дружными рядами комфортные современные дома.
Сегодня здесь живут около 630 человек, из которых 190 — представители коренных малочисленных народов Севера. В Охтеурье тесно переплетены история и современность. Ханты и манси занимаются традиционными видами деятельности и промыслами — охотой, рыболовством, сбором дикоросов. Русскоязычное население трудится на предприятиях нефтегазового комплекса и в бюджетной сфере.
С 1960-х годов в селе работает и такое уникальное предприятие, как звероферма по разведению серебристо-черных лис и песцов. Предприятие за свою полувековую историю прошло сложный путь от становления к расцвету, банкротству и современному более стабильному состоянию. У жителей Охтеурья есть хорошие перспективы — село и дальше будет строиться и развиваться.

Источник

Последние новости