Следующая новость
Предыдущая новость

Как спекулируют на башкирской теме

07.12.2018 5:54
Как спекулируют на башкирской теме

— Пятёрку получил по башкирскому, за эссе, — бодро рапортовал сын, прибегая домой со школы времён Муртазы Рахимова. То есть в пору, когда башкирский язык школьники учили и как государственный, и как родной. — Ну, заодно ещё девять человек понесли домой «пятёрки» — я за них написал.

И так было все годы его обучения в школе. Одноклассники сына различных национальностей получали пятёрки за письменные работы, выполненные им. Оставаясь при этом в башкирском разговорном языке, грамматике полными нулями. Окончив школу, 99 процентов обучавшихся благополучно забыли даже те крохи, что усвоили.

Эти факты нынче я вспоминаю снова и снова, когда в СМИ и социальных сетях Башкирии волнами накатывает возмущение по поводу того, что «…башкирский язык не поддерживают, стараются предать забвению…».

Простите, кто вам запрещает его учить? Вас за это казнят что ли?

Если ваши дети, внуки не знают родной язык, виноваты в этом исключительно представители старшего поколения в их семьях. Потому что если дома принято общаться исключительно на башкирском языке, дети научатся говорить, думать на нём. И никакая школа, сверстники тому не помеха.

…На русском языке меня научили читать года в три. Но лет в пять, когда я из садика начала «приносить» исключительно русскую речь, отец проявил изобретательность.

— Мин аңламайым (я не понимаю), — деланно смущённо отвечал он, когда я пыталась заговорить с ним по-русски. И мне волей-неволей приходилось переходить на родной язык. Таким образом дом стал его территорией, а внешний социум — русским.

Потом были сказки на родном языке, которые начинал читать нам папа, а потом прерывался на самом интересном месте под предлогом усталости. Так научились и книжки читать. При том, что в советское время обучение национальным языкам в школах провинциальных городов особо не было распространено.

Позднее и сын мой учился говорить на родном языке от бабушки, с которой он проводил немало времени. Обучение в школе особо на него не повлияло.

Поэтому каждый раз, когда я слышу возгласы о притеснении башкирского языка лишь на основании того, что государство не заставляет всех поголовно учить его, недоумеваю. А потом становится тревожно. Потому что за этой настойчивостью, по-моему, может стоять оголтелый национализм. Все чересчур рьяные высказывания про «титульную нацию», «нашу землю» ничего общего с истинной поддержкой своей культуры и народа не имеют.

Спекуляция на «башкирской» теме началась в социальных сетях и при кадровых перестановках в правительстве республики и ряде ведомств.

Просто шокирующие диалоги, больше напоминающие обмен пощёчинами, можно прочитать в «Одноклассниках» под фотографией на фейковой странице врио главы республики. При том, что народ принимает подложную страницу за настоящую, мало кто стесняется в выражениях, когда высказывается по теме национальности членов семьи руководителя и их религиозных убеждений. Тех, кто пытается заикнуться о том, что вообще-то этот вопрос — слишком личный, чтобы совать в него нос, буквально заплёвывают оскорблениями. Чернота такая, что диву даёшься, почему правоохранительные органы не приступят к изучению этой «увлекательной» беседы, суть которой — разжигание межнациональной розни.

Всё бы ничего: каждый сегодня волен делать со своей жизнью что пожелает. Но мне, чьи предки с обеих сторон до пятого колена точно были башкирами, обидно за свой народ. Потому что ему присущи и храбрость, и ум, и великодушие, и понимание красоты. А внешний мир из-за отдельных неадекватов может начать воспринимать всех нас дремучими и агрессивными.

Источник

Последние новости