Следующая новость
Предыдущая новость

«Донецкий Буданов» о расстреле мальчика: «Я не убивал героя Украины»

Командир батальона ополчения ДНР Вадим Погодин, позывной «Керчь», обвинённый в убийстве 17-летнего «Героя Украины» и члена «Правого сектора» (организация, запрещённая в РФ) Степана Чубенко, вышел на свободу из СИЗО Симферополя, где он провёл больше месяца.Но выпустили Погодина не потому, что оправдали — просто официальный Киев не передал вовремя в Россию материалы этого уголовного дела. Убедительных доказательств вины «Керча» представлено не было, поэтому он свободен. И отсыпается дома.

Украинские СМИ исходят от злости, обещая комбату судьбу расстрелянного Юрия Буданова, чью историю не раз поминали в связи с этим делом.

Так кто же все-таки был виноват в расстреле краматорского школьника? И был ли тот действительно лазутчиком и шпионом?

Об этом «МК» спросил самого Погодина.

— Вадим, как сиделось в СИЗО Симферополя?

— Не могу пока что мысли в кучу собрать. Хоть вроде бы и неплохо отсидел и недолго, но воздух свободы несколько пьянит. На самом деле люди везде разные, есть хорошие, есть и плохие.

— Те, кто обвинили вас в гибели 17-летнего Степана Чубенко, плохие?

— Впервые эту фамилию я услышал в начале августа 2014-го года. До этого я про этого мальчишку ничего не слышал и в глаза его не видел. Понимаете, это даже не было нашей территорией, железнодорожный вокзал, на котором его задержали. Мои бойцы контролировали блокпост, линию фронта, а гражданские объекты — комендатура города. Если нам попадался особо ценный кадр в плане информации, то мы его сдавали в 3-й отдел контрразведки и тут же забывали о нем. Да, я видел мать этого парня и знал, что она его ищет, мы предположили, что он мог быть в числе задержанных и сбежал после обстрела. Но в списках задержанных его не было. В принципе, я этим особо не заморачивался и после разговора с его матерью, выкинул все это из головы.

— Но вы его не убивали?

— Нет. Это и не мой уровень. Судя по материалам дела, то непосредственно в расстреле участвовали я, как командир батальона, и два моих зама. Как вы себе это представляете? Нам больше делать было нечего? Полная шизофрения…

— Тогда с чем связано обвинение в этом убийстве именно вас?

— С нашей враждой с Захарченко. Я подчинялся министру обороны, на тот момент Игорю Стрелкову, главой ДНР был ещё Александр Бородай. Где-то в середине лета мне позвонил один из депутатов Верховной Рады Украины, который предложил — именно так — встретиться у Захарченко и обсудить будущее ДНР. На этой встрече Захар сказал буквально следующее: «Братан, прежнее руководство будем убирать. Я буду главным. Ты со мной?», на что я ему ответил, что мне все эти интриги даром не нужны триста лет и что я подчиняюсь действующему руководству. Я видел просто, к чему все там шло — и оказался прав, вскоре после смены власти, начался передел собственности и все те дела непонятные, которые и сейчас происходят. Как те же убийства известных командиров, я тоже мог быть среди них. Вообще он злопамятный, Захар, я так понял, что после нашего того разговора он на меня сильно разозлился.

— Настолько, что именно он инициировал расследование убийства Степана Чубенко и передачи всех его материалов, компрометирующих вас, Украине?

— Это моя точка зрения, что и Захарченко, и Порошенко — все они одного поля ягоды. Так что все истинное руководство ДНР оно не в Москве сидит, как это Запад пытается представить, а в том же Киеве и ещё в Лондоне, где Ахметов. Мое дело расследовали в ДНР, но командовал Киев. Вскоре после разговора с Захаром я уехал в Россию, одно покушение на меня было, второго я дожидаться не стал.

— Почему же вы не получили тогда российского гражданство или хотя бы не попросили политического убежища, когда узнали, что вас разыскивают? Тогда бы вас труднее было выдать Украине.

— А я ни минуты не сомневался, что Россия меня не выдаст. А насчёт гражданства… я сам донецкий и останусь им навсегда. И уверен, что вернусь на родину, чтобы закончить эту войну и этот беспредел, которые не мы развязали…

Последние новости