Следующая новость
Предыдущая новость

Стал экспортером в Башкирии — готовься к судам

Стал экспортером в Башкирии — готовься к судам

Сколько, думаете, можно проверять коды растаможки фабрики, которая завезла в Башкирию экструдеры для производства больших мешков? Месяц? Два? Надзорники проверяют фабрику «Риапласт» в Туймазах уже восемь месяцев! В 12 заходов! Словно хотят проверить до победного конца. Мол, коды указали неправильно. То есть одни таможенники на границе пропустили неправильно оформленное оборудование, чтобы у других в Башкирии была работа? Или как расценивать такое количество затребованных таможней документов, о которых даже лицензированные эксперты не знают. Теперь бумаги надо запрашивать в Китае, переводить, нанимать людей.

А штраф, между прочим, с пеней — около 20 миллионов рублей производственникам грозит! Он уничтожит фабрику.

Второе предприятие — единственный в Урало-Поволжье крупный завод по производству технического углерода «Туймазытехуглерод» вывалился из списка предприятий, которые подлежат субсидированию затрат на экспорт. Кроме того, производственникам по много дней приходится ждать подгонки вагонов сырья к цехам. ОАО «РЖД» почему-то не успевает. Официальные письма не помогают. Под угрозой непрерывный цикл производства. Такие примеры «хождения» экспортеров «по мукам» можно приводить долго.

Усердие таможни, подчиняющейся Минфину РФ, понятно. Бюджет Родины надо пополнять. Но как бы это не стало одноразовым действом.

После того, как поделился этим, в соцсетях поднялся виртуальный стон тех, кто имел когда-то дело с таможней.

— Есть ли график проверок таможенниками? Если это обязательная процедура, то должен быть утвержденный график проверок. Если нет, тогда их действия можно расценивать как угодно, — говорит один.

— По закону таможенники имеют право проверять ввезенное импортное оборудование в течение трех лет. Знаком с этим. Половина менеджеров завода-экспортера постоянно ищет новые бумажки, требует у поставщика справки, дает пояснения и сочиняет ответы. В таком режиме работать нормально нельзя. Сегодня большинство вопросов импортно-экспортных операций, связанных с НДС, решаются через суд. По трем-пяти поставкам из 10-ти возбуждаются уголовные дела. До суда не доходят, но крови производственникам портят изрядно. Проще предприятиям с сильными экономистами, работающими три-пять лет и каждый год возмещающим примерно одинаковые суммы по однотипным операциям, — говорит второй предприниматель.

— Надо разделить бизнес: владелец имущества — одно юрлицо, производственник — другое, продавец — третье. Надо разводить государство. Так намного спокойнее работать, — советует третий.

Четвертый знакомый производственник хочет заказать оборудование в Китае, которое не делают в РФ. Есть соответствующее постановление № 370 о нулевой ставке НДС на такие виды оборудования, подписанное Путиным во время его премьерства. Но оно почему-то не работает. Убеленный сединами директор после обхода таможенных брокеров нашел единственный в Башкирии выход — переманить на работу… таможенника. «Иначе штраф угробит бизнес сразу», — говорит он. Мы приплыли, господа!

Между тем врио главы Башкирии Радий Хабиров поставил задачу довести долю экспорта продукции АПК республики до 91 миллиона долларов в год.

Может быть, все же Торгово-промышленной палате, профильному министерству пора собрать в кучу всех экспортеров Башкирии с готовыми анкетами-вопросами. Их ведь не так много. В одном зале уместятся. Пригласить таможенных экспертов, чтобы они объяснили, как ходить по «минному полю» НДС, рассказали, какие нормы работают, а какие нет. Чтобы китайцы сразу готовили пять чемоданов нужных им документов. Потому что за державу обидно.

Источник

Последние новости