Следующая новость
Предыдущая новость

«Прудниковский» стиль

«Прудниковский» стиль

Недавно команда Андрея Прудникова вернулась из Арктики. Это был один из самых необычных, если так можно выразиться, туров. Путешественники проехали по побережью Северного Ледовитого океана более 4000 километров на снегоходах. С какими обитателями Арктики удалось на этот раз познакомиться сургутским экстремалам и почему местом для своего отдыха Андрей Прудников выбирает Крайний Север – в материале «Сургутской трибуны».

Прошло всего несколько дней, как Андрей Прудников вернулся из Арктики и пересел со снегохода на обычную машину.
— Довольно непривычно, — смеется путешественник.

Риск — дело добровольное
За рулем снегохода на этот раз Прудников провел около месяца. Изначально в команде было четыре человека, однако до финальной точки — столицы Чукотского района, села Лаврентия — доехали только двое. Один сошел с дистанции раньше, потому что не смог стерпеть всех сюрпризов Арктики, другой — из-за травмы ноги. Хотя такое случается редко. Обычно команда Андрея Прудникова полным составом добирается до финиша. Все-таки абы кого в такие путешествия не берут.
— Риск — дело добровольное. Каждый человек, который со мной идет, понимает, на что подписывается. Я не беру на себя ответственность за жизни людей, я и сам умирать не собираюсь раньше того времени, что Бог отвел. Вопросы, связанные с риском для жизни, обсуждаются коллегиально. Если человек в себе не уверен, то мы его с собой не возьмем. Если в море сильный шторм, мы его переждем. Приключения — это следствие плохо организованной экспедиции. Специально мы их не ищем, хотя, конечно, никогда не предугадать, что может случиться в походе, — поясняет руководитель сургутского клуба путешественников «Андреевский» и глава местного отделения Русского географического общества Андрей Прудников.
К каждой своей экспедиции путешественник начинает готовиться за год-два. Места, в которых бывает его команда, обычно безлюдны. Так что организовывать себе заправку приходится самостоятельно, поэтому в течение года завозит в Арктику, на Байкал, на Чукотку или еще в какое-то супербезлюдное место бочки с топливом — для гидроциклов, снегоходов, катеров. Вообще в каждом походе очень многое зависит от техники и умения команды обращаться с оборудованием.
— Команду подобрать сегодня очень трудно. Люди могут не сойтись характерами. Нужно иметь навыки вождения, нужно легко воспринимать тяготы и лишения, которые мы испытываем в каждом путешествии. Нужно со снегоходом быть на «ты». Вот, к примеру, все побережье Чукотки было изрезано каньонами. Мы не могли идти по горам, а там реально скалы большие, нужно было обогнуть их — заходить далеко в материк. А под скалами — море с большими торосами. Мы шли по кромке льда между материком и морем. И по этим торосам очень сложно неподготовленному человеку ехать. Самое большое нагромождение льдов, которое мы увидели, это порядка 20 метров по вертикали. Здесь нужно соображать. Приходилось искать какую-то лазейку, рубить лед, чтобы проехать, — вспоминает Прудников.

В Арктике всякое бывает
Сроки окончания своих экспедиций Прудников никогда не называет. Всякое может случиться в пути. Обычно они длятся месяцы. Причем, возвращаясь из одного такого рискованного «тура», путешественник уже взахлеб рассказывает о следующем, и чаще всего – еще более опасном и необычном. Говорит, что после таких вояжей не чувствует усталости, наоборот, заряжается энергией. Ну а Чукотка, которую сургутяне впервые увидели во всей ее зимней красе, особенно впечатлила.
— Чукотка покорила пейзажами, морями. Мы прошли пять морей: Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское и Берингово. В этой поездке рисковали только по ночам, когда не находили, где ночевать. Все избушки, которые встречали, были разрушены росомахами и белыми медведями. Пять раз ночевали в палатке и три из них — при температуре минус 300С без печки. В одну из таких ночей началась метель. Мы вокруг палатки поставили снегоходы с санями. А ночью пришел белый медведь. Мы его не слышали — палатка вся бренчала, стучала на ветру. Утром уже увидели вокруг много следов. Повезло, что мишка не заинтересовался нами. Так-то человек входит в число его деликатесов, — смеется экстремал.
Обо всех тяготах экспедиций Прудников всегда рассказывает весело. Из каждой поездки привозит на память какой-нибудь сувенир. Помещение его клуба напоминает музей Севера: здесь и чучела животных, и карты, и множество фотографий. Вообще по итогам экспедиций сургутянин старается выпускать фильмы, чтобы привлечь единомышленников к своему стилю путешествий. Сургутяне уже прозвали этот стиль «Прудниковский» — то есть отдыхать, преодолевая шторм, метель или другое природное явление. Путешественник признается, что ни разу не был в Турции и на других популярных курортах. Единственное теплое море в своей жизни он видел в Сочи, когда ездил смотреть Олимпийские игры-2014. Говорит, не пляжный он человек.
— Боже упаси нас от южных регионов! Не ездим мы на юг! Нас привлекают пейзажи Арктики: недоступные места, нетронутая цивилизацией природа. Мы питаемся сегодня вот этой энергией суровых мест. Себя мы уже не преодолеваем, все давно с нами понятно, все давно испытано и проверено. Просто нас радуют те краски, которые мы получаем в Арктике. Стремимся увидеть то, чего еще не видели. Хотим пройти и увидеть Арктику новыми глазами. Учимся у коренных жителей выживанию — готовить пищу из ничего и непонятно где, обустраивать себе ночлег, ремонтировать в полевых условиях на морозе снегоходы.
Пожалуй, легендарной стала его экспедиция на Командорские острова (после чего Прудникова прозвали Командором) в 2012 году. Именно тогда о сургутском путешественнике узнала вся страна. Пятеро сургутян на гидроциклах совершили межконтинентальный переход от Чукотки до Аляски через Берингов пролив, за что и попали в российскую Книгу рекордов Гиннесса.
Этим летом сургутяне вновь отправятся на Чукотку на гидроциклах. Стартует команда Прудникова в начале июля. Подробнее об этом путешествии читайте в следующих материалах «Сургутской трибуны».

Источник

Последние новости