Следующая новость
Предыдущая новость

Почему «ледяные» сыны Башкирии теряют корни?

Почему «ледяные» сыны Башкирии теряют корни?

Считаю себя не лучшим сыном, но всегда старался, как мог, помогать родителям, не клянчить, манипулируя. Во-первых, стыдно, во-вторых, бесполезно. Когда вижу и слышу, как сыновья аккуратно отодвигают родителей от их недвижимости, давят на жалость, выжимая последнее из работающих пенсионеров, начинаю вспоминать, сравнивать ситуацию, причём в нормальных семьях. В них парни получили образование, не пьянствуют, создают свои «ячейки общества». Все нормально. Но слышу от друга, что сын закатил отцу скандал на тему: «Почему не нашел мне нормальную работу» и начал отбирать у него купленную им же машину. Другой, дизайнер полиграфии, продал свое жильё в Октябрьском и купил квартиру в Геленджике, чтобы быть поближе к сыну. Вышел на пенсию, чтобы отдохнуть, приехал на юг, а в его квартире сын с женой живут. «Не хочу, — говорит полиграфист, — отношения с сыном портить, а то помру, как пес, один». Еще не наступившее одиночество — страшная вещь, если уничтожены собственные интересы.

Пенсионер вернулся в Башкирию и тянет лямку, ведь у сына кредит. Тот звонит отцу раз в квартал. Но как живет родитель, его по большому счету не тревожит. Близкие мне люди, давние друзья, словно хворост, ложатся под интересы сыновей. Разговоры начинаются с интересов отпрысков, их успехов, проблем, хамства. Это меня удручает. Потому что не вижу во многих детях даже трети трудолюбия, благородства, терпения, доброты родителей. Но критиковать чужих детей — «ни-ни!». Некая родительская струнка тщеславия начинает дребезжать.

Обожаемые, возросшие на компосте самопожертвования «золотые» мальчики. Часто не кажут носа к мамам и папам по 5-10 лет. Потом приезжают в провинцию принять наследство, склочничают за старые дома и «хрущевки» с сестрами. Соцработники рассказывали мне о десятках стариков, забытых детьми. Сами пенсионеры не раз раскладывали передо мной медали, грамоты, с гордостью говорили о сыновьях. А потом тоска омрачала их лица. Не помогают.

Соседи рассказывают, как мучились и болели их родители, а у сыновей в глазах — лёд.

— Сказали, ты с отцом дружил, — звонит мне один такой отпрыск-москвич Коля после поминок. — Есть «подвязы» в ГАИ? Тут проблемка нарисовалась…

Помнил его маленьким, вечно больным, оттягивающим все внимание на себя. Родители вбухали в него все здоровье и деньги, оплатили лечение, образование. А потом 10 лет не могли отыскать в Москве. Однажды он позвонил им, уже больным, и они перечислили ему последние сбережения около 300 тысяч рублей. Ему, риелтору, имеющему много «жизненных проблем», по прошлым рассказам ныне покойного отца.

— Ты счастлив, Коля? — спросил я его.

Он опешил. Возможно, в его парадигме нет понятия «счастье». Мужчина раздражённым голосом вывалил на меня такое количество своих неурядиц, конфликтов, афер партнеров, неоплаченных счетов, судов, алиментов и т. д.

— Значит, нет. Значит, все было зря… Не звони мне больше.

Как-то раз на курсах в Уфе узнал, что рекламный ролик «Позвони родителям», который крутили в 90-х годах на ОРТ, набрал 60-миллионный рейтинг. Лектор рекомендовал понаблюдать, как его воспринимают люди. Я проследил. В совхозной столовой люди перестали стучать ложками и замерли, впитывая этот ролик. «Не звонит Тагир», «Саша — в Египте… 8 лет… Не приезжает и трубку не берет». Дочери благодарнее, что бы мне ни говорили.

— Я, наверное, ничего не понимаю в жизни, — говорю знакомому психологу, — почему меня так огорчают наследники моих друзей?

— Не буду объяснять синдром оставленных родителей, — говорит практик. — Как и то, почему часть мужчин живёт вместе с ними до 40 лет, по сути, «висит» на их шее. И то, и другое в большей степени свойственно России.

Одинокие родители, по сути, пребывают в состоянии, очень сходном с созависимостью. Как в случаях с наркоманией, алкоголизмом и лудоманией (игроманией). Созависимость — это вообще-то ЗАБОЛЕВАНИЕ, отражающееся на психике и физиологии. Родители не чувствуют себя самоценными, отдельными людьми. Их личное пространство погружено в поле детей. Я по полгода вывожу мам и пап из этого состояния. Они как высокоточные измерительные приборы электроустановок (детей). У нас есть «10 шагов любви к себе». Я сама разработала методику.

— А в чем корень проблемы «ледяных» мальчиков?

— Если проще, то слишком позднее включение «обоснованного конфликта» родителей с детьми. Когда ситуация уже необратима. Нет мягкой твердости в отказе от гиперопеки, полного самопожертвования. Нет пресечения детских манипуляций, но здесь тонкая грань, отделяющая родителей от диктата.

— Когда надо входить в этот обоснованный конфликт?

— Многие ученые называют возраст от двух до трех лет. Хотя я придерживаюсь восточной притчи. К мудрецу пришли молодожёны и спросили, как им растить мальчика. «Когда он родился?» «Три дня назад». «Вы опоздали на три дня», – ответил старец.

Самое ужасное, что можно сделать с мальчиком — это избаловать его. Многие этносы, религии (конфуцианство, мусульманство) сохранили очень гармоничную систему, которая базируется на основе уважения интересов родителей. В России же хребет христианству переломила разбойничья идеология. Поэтому я рекомендую провести время родителям с пяти- семилетними детьми на Кавказе, в Средней Азии, в удаленных башкирских селах, на семейных, туристических фермах.

Источник

Последние новости