Следующая новость
Предыдущая новость

От первой баржи до первого пуска

От первой баржи до первого пуска

Когда-то на этом месте ничего не было – мелкий сосняк да кочки. И трудно было представить, что спустя годы здесь вырастет энергетический гигант. Впрочем, и сам Сургут в 1968 году не был городом как таковым, хотя уже три года носил громкий статус. В реальности это было глухое село, с деревянными двухэтажками и тротуарами, без дорог и асфальта. Городишко снабжался энергией от небольшой электростанции, работавшей на жидком топливе. Ее мощностей порой не хватало даже на бытовые нужды.

За год до этого в Сургуте было организовано управление строительства ГРЭС. У истоков стояли Иосиф Каролинский (начальник управления), Михаил Джужома (организационные вопросы), главный инженер Евгений Зеваков, главный инженер проекта – Анатолий Нечушкин. Что не имя – то легенда. Но была целая армия рядовых строителей, чьим колоссальным трудом возведена одна из самых мощных в стране Советов электростанций.

Дорог прямых не выбирали

«Там, где стоял веками лес, С нуля построили мы ГРЭС».
Так писал в одном из своих стихотворений о том времени строитель Алексей Рыбалко. Он был у самых истоков строительства электростанции. В Сургут Рыбалко приехал в 1967 году, когда все было только на бумаге, и начинал мастером на строительстве причала. Именно с этого объекта в принципе и стартовала гигантская стройка. Только по реке можно было поставлять необходимый груз.
— Первая баржа с техникой и оборудованием пришла в Сургут по Оби 9 мая 1968 года. А поскольку и в дальнейшем доставка всех грузов планировалась только по воде (железная дорога до Сургута тогда еще не была проложена), то первым делом занялись строительством временного причала на протоке Кривуля, а также дороги и моста через протоку Бардыковка до Пионерной базы. Но причал находился в затопляемой зоне, по этой причине пришлось намыть 200 тысяч кубов песка. Вы не представляете, как работали тогда люди! Их невозможно было выгнать со смены. А ведь практически все делалось вручную. Помню, доставили на барже трансформатор 18-тонный, его 25-тонный кран не смог взять. Подходит ко мне водитель автокрана Юрий Железняков и говорит: я выгружу, только дай мне бульдозер и КрАЗ. Он на тросы прикрепил его к бульдозеру, как к противовесу, автокран. И потихоньку на тросах буквально по сантиметру стал подтягивать трансформатор. Стропальщики медленно травили трос, помогали ломиками, и он сумел-таки выгрузить этот агрегат, – вспоминает сургутянин.
Техника в Сургут шла в огромном количестве, выгружали ее практически вручную, скатывая груз либо через эстакады, либо с барж волоком. Если надо — оставались на ночь.

«С ног падали, но никого не подвели!»
Был такой случай, уже в конце навигации, вспоминает Алексей Рыбалко. Пришли баржи с тяжеловесным грузом: кран ДЭК-161 со снятой ходовой частью, два вагона-котельных, столь необходимые строителям зимой. Котельные были на железнодорожном ходу, причем каждая по 88 тонн, да плюс 55-тонный рулон-емкость.
— Никакой кран не в состоянии был выгрузить эту технику. Мы подтянули баржу к берегу двумя КрАЗами, которые зарылись в песок по самое никуда! – рассказывает Алексей Рыбалко. – Что делать? Как выгружать? Придумали: бульдозерами натолкали грунт под самую палубу, утрамбовали, укрепили и положили сверху рельсы, по которым скатили котельные. Рулон-емкость скатили с помощью лебедки, а ДЭК поставили на ходовую часть, и он своим ходом съехал на берег. На все эти работы было отведено 24 часа, но люди работали так, что управились за 12 часов!
На строительство первой ГРЭС ехали специалисты изо всех уголков Советского Союза. Меньше чем за год были созданы новые подразделения: автоколонна, электроцех, управление производственных предприятий. К концу 1968 года на строительстве были заняты 600 человек. В это же время полным ходом шло строительство дороги от причала до Пионерной и Строительной базы. В ноябре завершилось возведение жилого поселка Энергетиков, в котором открылись два магазина, две столовые, отделение почтовой связи и даже киоск «Союзпечати».
— Строительство ГРЭС было на особом контроле и у Минэнерго, и обкома КПСС Тюменской области, и горкома партии. Никакой нужды в материалах, технике, оборудовании, транспорте мы практически не знали, — продолжает Алексей Рыбалко.

Испытание на прочность

Зима 1968-1969 годов была невероятно суровой, она испытывала строителей на прочность жестко, бескомпромиссно.
Из записок главного инженера Евгения Зевакова:
«…этой зимой было 39 дней с морозами ниже 40 градусов, в отдельные дни морозы доходили до минус 53-56 градусов. Тяжелую технику не глушили, железо ломалось, а люди работали. Зиму пережили благодаря стойкости людей. Не было срывов в тепле и электроснабжении. Морозы, конечно, сдерживали темп работы, но не сломили боевой дух и настрой людей».
Первая зима в Сургуте стала лакмусовой бумажкой, четко выявив тех, кто действительно приехал работать и тех, кто приехал за длинным рублем. Последних было немало, но стойких, выносливых, преданных своему делу людей было гораздо больше. Изо дня в день ширился фронт строительных работ, стройка становилась все более молодой, комсомольской, все более знаковой для страны…
Пуск первого блока Сургутской ГРЭС-1 состоялся в 1972 году. Так начиналась великая история уникального по своей сути объекта. И сегодня, спустя 50 лет, Сургутская ГРЭС-1 является образцом высокого уровня проектирования, строительства и эксплуатации, достигнутого отечественной энергетикой. Это стало возможным благодаря колоссальному труду племени шестидесятых, романтикам и энтузиастам, их невероятному самопожертвованию, работоспособности, стойкости и величию духа.

Источник

Последние новости