Следующая новость
Предыдущая новость

Мы там были

26.06.2018 10:36
Мы там были

Замысловец Михаил Николаев предложил мне поездку на его «праворуком» автомобиле в качестве штурмана в город Ирбит на «Мото-фест-2017», который проходил 29 июля.
Сборы были недолгими, и рано утром 27 июля мы отправились в путь. В дороге Михаил объяснил мне работу штурмана, вручил карту Тюменской области, и я сразу же приступил к выполнению своих обязанностей.
В Сургуте пристроились в хвост фуры, и она безошибочно вывела нас из города. На трассе мы обогнали ее, не забыв помигать в знак благодарности, и не заметили, как переехали седьмое чудо Югры – вантовый мост через Обь с самым длинным в мире пролетом – более четырехсот метров. Тобольск мы объехали, Тюмень тоже. А вот границу Тюменской области осязательно почувствовали: дорога резко «поплохела». Знай наш нефтяной край!
Впереди ждала Тавда – наш промежуточный пункт с ночевкой, где у Михаила Николаева живет его друг детства Михаил Кузнецов. Город Тавда, названный по реке, на которой стоит, родился «в те времена укромные, теперь почти былинные…» – в 1937 году. Окружали его дремучие леса, а с возникновением лагерей дремучести поубавилось. В городе жили хозяева этих лагерей, их семьи, обслуга. Как все новые города, и этот быстро развивался, а в чем страна остро нуждалась, воспроизводилось быстрыми темпами. До перестройки тут были фанерный завод, выпускающий авиационную фанеру, гидролизный, на котором гнали спирт из древесных опилок, автоприцепный, изготавливающий прицепы лесовозов, рыбозавод, судоверфь, железнодорожное депо. Я не записывал, а это то, что запомнил. Сейчас ничего нет. Все пошло прахом. В городе чуть более тридцати тысяч жителей, работы же нет, а есть в Тюмени, до которой 100 километров, и в Екатеринбурге – до него 260. Вся молодежь – там.
Нечаянно речь зашла о Павлике Морозове, а он, оказывается, тавдинский земляк. Выказывая свое гостеприимство, на другой день нас повезли в Герасимовку, что в сорока километрах от районного центра – Тавды. Надо отметить, что образовалась эта деревня белорусскими переселенцами по Столыпинской реформе в 1912 году. Герасимовские угодья вызвали гнев и боль души: все поросло бурьяном, ничего не пашется, не сеется. Жуть! Хорошая асфальтированная дорога разделяет поселение на две равные части. В центре заколоченный довольно приличненький Дом культуры. Недалеко – ухоженные могилы братьев Морозовых, над которыми красивый хрестоматийный памятник герою-пионеру. А вот школы в Герасимовке нет, и учеников на занятия отвозят в другую деревню.
Отложился в памяти мост через Туру километра четыре длиной, учитывая весенние разливы реки, и с него весь город Туринск, как на ладони. На солнце блестят церковные золочения. Красота! Обидно, что нельзя было остановиться, чтобы провести фотосессию.
Вечером мы были уже в Ирбите. Тут встречал нас другой друг детства моего «водилы», но тоже Михаил. Он подготовил культурную программу и был всезнающим гидом по Ирбиту. От него мы узнали, что во времена Пугачевского восстания жители села Ирбит не поддержали смутьяна и за это Екатерина Великая пожаловала их в горожан, придав Ирбиту статус города. В центре города стоит памятник царице от благодарных ирбитчан. Невдалеке от него – памятник вождю мирового пролетариата. Во время войны в Ирбит был эвакуирован Московский мотоциклетный завод, который незамедлительно стал пополнять танковые войска мобильным средством передвижения разведчиков. После войны часть оборудования осталась на месте, став базой Ирбитскому мотоциклетному заводу – ИМЗ. У нас всем известен мотоцикл с коляской «Урал» — так он продукт ИМЗ. До перестройки на нем работало девять с половиной тысяч человек! При численности населения города тридцать пять тысяч. Каждый четвертый был работником этого завода. Недаром Ирбит, награжденный орденом Трудового Красного Знамени, считали мотоциклетной столицей страны! В настоящее время на заводе трудятся сто пятьдесят человек и они «на коленке» собирают никому не нужные у нас, давно морально устаревшие мотоциклы, стоимость каждого около миллиона рублей. А покупают их американцы для развозки мороженого на пляжах. Эти агрегаты уже своим моторным ревом привлекают к себе внимание, а если учесть военную атрибутику и камуфляж, то нет отбоя от желающих посмотреть на чудо техники русских, заодно купив мороженое, и очень скоро окупаются расходы на приобретение мотоцикла. Наш сопровождающий со слезами на глазах рассказывал о родном ИМЗ, которому он отдал всю профессиональную жизнь.
Впереди нас ждало то, ради чего мы проделали путь чуть ли не в полторы тысячи километров — «Мото-фест «Ирбит-2017». Это шоу проводилось ночью за городом, на территории бывшего пионерского лагеря «Малиновка». Честно скажу, ночью ехать туда мы не отважились, а приехали на следующий день утром. Я сразу вспомнил гоголевского «Тараса Бульбу», где идет описание лагеря запорожцев, или еще свежее: махновское Гуляй Поле! Представьте себе две с половиной тысячи человек на мотоциклах, пардон, байках, где не было ни одного, изготовленного в России, и все – в одном месте! Рябенье в глазах от шлемов и кожи. Смрад и шум от работающих двигателей внутреннего сгорания, где каждый вмещает многосотенный табун лошадей. И вольница! Милиция опасливо жалась у входа в байкерскую цитадель, не решаясь ступить на сопредельную территорию. Если бы посмотреть сверху, то лагерные движения были бы один в один с броуновским. В глубине мы увидели огромный щит с просьбой: «Зачекинься!» – переводится, как «отметься». Не увидев земляческой подписи, мы начертали: «Нижневартовск». Мы же там были.
Конечно, ехать домой намного приятнее. Да и дорога знакомая, не успела забыться. Следующая остановка – в Тобольске. Последний раз в Тобольске я был в 2004 году на праздновании дней Иоанна Тобольского. Невольно навязывалось сравнение того Тобольска с этим. И тот Тобольск мерк перед великолепием нового. Кремль стал просто загляденье, даже декорации снимающегося тут фильма его не испортили, а наоборот, прибавили остроты восприятия древности. Отреставрированная София вселяет гордость в православного христианина. Несмотря на послеобеденное время посетили Завальное кладбище, чтобы поклониться могилам П. Ершова и И. Менделеева, помолиться в храме Семи Отроков.
Еще не рассвело, а мы уже двинулись в путь. Только вот так, на колесах, можно понять все величие нашей Родины. По сибирским меркам проехали-то мы не много. А если бы это была Европа? А сколько рек масштаба Одера и Вислы мы преодолели. И на ум пришла история с современными немцами, победившими в конкурсе о России и удостоенными за это железнодорожной поездки во Владивосток. Они не скрывали своей радости, когда приехали в Брест, радовались до Москвы, погрустнели в Самаре, а когда им в Екатеринбурге сказали, что они еще не проехали и половины, закупили водки.
На этот раз Сургут мы объехали, вырвались на «финишную прямую» и помчались в Нижневартовск. Не были дома всего пять дней, а казалось, вечность. Успели соскучиться по своим родным улицам. Нас радовало то, что погода не подкачала: было тепло и сухо, что повстречали хороших людей, что старая дружба не ржавеет, узнали много нового о своем родном крае. А сколько творческих задумок родилось под шелест шин!

Источник

Последние новости