Следующая новость
Предыдущая новость

Может ли пятистороннее с оглашение о региональной безопасности с участием Китая, России, Пакистана, Турции и Ирана противостоять Quad

09.08.2021 19:57

В конце июля госсекретарь США Энтони Блинкен, находившийся в Индии с двухдневным визитом, подчеркнул, что четырехсторонний диалог по вопросам безопасности Quad не является военным союзом, а представляет собой соглашение, направленное на региональное сотрудничество и обеспечение безопасности, а также сохранение международных правил и ценностей.

На фоне укрепления роли Quad в Индо-Тихоокеанском регионе и за его пределами, в СМИ все чаще появляются комментарии по поводу потенциального соглашения о региональной безопасности между Китаем, Россией, Пакистаном, Ираном и Турцией. Более того, высказываются предположения о том, что эта группа может иметь целью противодействие растущему влиянию Quad. Однако ее эффективность вызывает большие сомнения.

Дело в том, что соглашение между странами, не разделяющими общих ценностей и испытывающих взаимное недоверие, не может далеко продвинуться в достижении сплоченности. Кроме того, это потенциальное соглашение связывает страны, преследующие собственные стратегические цели. Учитывая это обстоятельство, противодействие влиянию Quad может пойти не по плану.

Единственное, что объединяет эти пять стран – стратегическое противоречие с одним из членов Quad. Китай и Россия выступают против четырехстороннего диалога из-за своих опасений оказаться в изоляции. Две страны сотрудничают в попытке уравновесить влияние Quad. Реагируя на первый саммит «четверки» в этом году, Китай выступил с резкой критикой, заявив, что «создание узких клик на основе идеологии – верный способ разрушить международный порядок».

Россия, в свою очередь, выступила со схожими комментариями, утверждая, что западные страны ведут «антикитайские игры», продвигая «индо-тихоокеанские стратегии» и «так называемый четырехсторонний диалог». Между тем, жесткие западные санкции, введенные против Москвы из-за Украины, подтолкнули Россию в объятия Китая в отсутствии иной экономической альтернативы.

Отношения Ирана с США также ухудшаются, особенно на фоне негативных последствий болезненных санкций, введенных администрацией Трампа. Кроме того, в эти сложные времена Пекин стал ключевым партнером Тегерана, бросив вызов США и продолжив импортировать иранскую нефть. В марте нынешнего года две страны заключили крупный стратегический пакт на колоссальную сумму – 400 миллиардов долларов, предусматривающий покупку китайской нефти, инвестиции в иранскую экономику и углубление военного сотрудничества. Параллельно Россия также закрепила свои позиции в качестве важного партнера Ирана в сфере безопасности.

Несмотря на то, что Турция остается членом НАТО, недовольство Анкары санкциями, введенными США на основании закона CAATSA в наказание за приобретение российской системы ПВО С-400, побуждает ее к сближению с противниками Запада. Кроме того, достойный отпор, который дала Индия попыткам Турции вмешаться в свои внутренние дела в интересах Пакистана, также вынудил ее встать на сторону анти-Quad. Пакистан же всегда готов поддержать любое соглашение, бросающее вызов Индии.

Китай является главной опорой попыток Пакистана противостоять влиянию Индии. Исламабад по-прежнему поддерживает стремление Турции взять на себя лидерство в исламском мире, поскольку Анкара является наиболее активным сторонником Пакистана в провинции Кашмир. Кроме того, он пытается укрепить свои стратегические отношения с Россией и Ираном, пользуясь потеплением отношений между Индией и США.

Несмотря на определенные цели, сближающие их, все пять стран не разделяют общих ценностей и принципов, которые могли бы укрепить их союз. Будучи по своей природе авторитарными и теократичными, они лишены гибкости и свободы маневра в долгосрочной перспективе.

Так, Китай наращивает свое стратегическое влияние в традиционных сферах влияния России, таких как Центральная Азия. По мере расширения китайского присутствия в этих странах за счет увеличения продаж оружия, программ обучения, а также создания новых военных аванпостов, влияние России в долгосрочной перспективе может быть существенно подорвано.

Хотя экономические отношения между Турцией и Ираном в настоящее время улучшаются, нельзя сказать, что это касается и стратегической сферы. Турция и Иран стоят по разные стороны целого ряда региональных геополитических конфликтов, в том числе в Сирии и Ираке, а также в том, что касается взаимоотношений с Израилем. Кроме того, когда Турция сократила закупки иранской нефти, это вызвало сомнения по поводу жизнеспособности укрепления двусторонних отношений.

Отношения между Турцией и Россией также далеко не безмятежны. Несмотря на попытки наладить дружеские связи, существует ряд областей, где между ними нет доверия. Попытки Турции усилить свое влияние на Южном Кавказе и в Центральной Азии, наряду с активной военной помощью Украине, продолжают угрожать ее связям с Россией.

Пакистан, в свою очередь, сталкивается с существенными препятствиями в своем стремлении сблизиться с Ираном. Будучи в значительной степени зависимым от Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, Исламабад не может развивать партнерство с Ираном во многих областях.

Наконец, отношения между Китаем и Турцией также омрачены разногласиями, связанными, прежде всего, с несправедливым отношением Пекина к уйгурам.

Исходя из вышесказанного, реальность заключается в том, что вызвавшее много споров пятистороннее соглашение о региональной безопасности не способно далеко продвинуться в противодействии Quad, не говоря уж о создании прочного и сплоченного объединения. Этому мешает ряд причин, порождающих взаимное недоверие, а также то обстоятельство, что все упомянутые страны преследуют узкие и эгоистичные стратегические цели.

В то время как «четверка» нацелена на общую стабильность, прозрачные и упорядоченные отношения между всеми странами региона, это потенциальное пятистороннее соглашение может оказаться жертвой противоречивых амбиций стран-участниц, что, в свою очередь, может поставить под угрозу провозглашенные позитивные цели. Эти амбиции не только ограничат масштабы сотрудничества, но и могут оказаться катастрофическими для общего баланса в регионе.

Источник

Последние новости