Следующая новость
Предыдущая новость

«Эффективнее, когда есть союзники не в войне, а в мире»

«Эффективнее, когда есть  союзники не в войне, а в мире»

По итогам поездки в Сирийскую Арабскую Республику в составе официальной российской делегации губернатор Югры Наталья Комарова встретилась с представителями ведущих региональных СМИ.

— «Новости Югры»: Российскую делегацию называли «живым щитом» для сирийцев, потому что все надеялись, что у Запада хватит благоразумия не бомбить эту страну, пока там есть российские официальные лица. Вы осознавали, что, по сути, рискуете своей жизнью, находясь там?
— Я не вижу здесь ничего особенного ввиду того, что мы с вами заранее начали эту работу. Если вы помните, в ноябре прошлого года мы принимали делегацию депутатов национального собрания Сирийской Арабской Республики, и естественно, эти контакты не могли остаться без продолжения. И именно тогда возникли мысли, идеи, исходя из нашей компетенции прежде всего, о том, что крайне важно для страны, которая побеждает в войне (семь лет идет война на территории Сирии), возвращение к мирной жизни. И вот это возвращение к мирной жизни быстрее и эффективнее будет тогда, когда есть союзники не в войне, а в мире.
Сирия – небольшая страна, но благодаря западным партнерам, так называемым, именно Сирия становится сейчас центром на оценку всех международных возможностей. И так, мы с вами подготовлены были в течение девяти месяцев, мы готовили эту работу, она непростая. Российская Федерация и Сирийская Арабская Республика по–разному выстраивают отношения, и устроены государственные управления тоже по-разному. Было непросто, но нужно было пройти этот путь согласования наших позиций с тем, чтобы мы увидели реальную пользу и возможности для взаимодействия.
Получился ответный визит ввиду того, что сначала к нам приехали сирийцы. Вот и все. На мой взгляд, ничего особенного, какой-то особой подоплеки не было.

— «Интерфакс»: Нужна ли помощь Югры сирийским властям, компаниям в разработке нефтегазовых месторождений?
— Знаете, экономике Сирии нужна помощь. По оценкам президента Асада, свыше 400 миллиардов долларов нужно на восстановление экономики и разрушенного хозяйства в регионе. У них принята программа-стратегия восстановления государства, рассчитана на 10-20 лет. И, безусловно, такие объемы и острота этой проблемы требует мобилизации больших ресурсов, сил и средств, поэтому по крайней мере руководители этой страны считают, что Россия — основной, если не единственный, партнер всего того, что касается нефтегазодобычи и всего ТЭКа. А у нас с вами накоплена колоссальная компетенция в этом отношении, и я полагаю, что мы будем полезны друг другу. Хотя должна отметить, что Сирия располагает и кадровым потенциалом, и образовательными возможностями и, естественно, специалистами. Другое дело, что необходима за короткое время концентрация большого объема усилий и возможностей.

— ВГТРК «ЮГОРИЯ»: Какие вы видите еще точки соприкосновения между Югрой и Сирией, кроме нефтяной отрасли?
— Все, что касается жизни, все это «точка». Нет никаких запретных возможностей для того, чтобы мы были полезны друг другу. И если мы говорим обо мне, губернаторе, и задачах, которые я решаю, мне было крайне важно в этот раз создать условия для продвижения интересов нашей территории. Для продвижения вообще знания и понимания о Югре, о Западной Сибири, о Российской Федерации. Чем больше людей в мире будут понимать друг друга, тем больше шансов на жизнь.

— ОТРК «ЮГРА»: Действительно ли Башар Асад принял ваше предложение посетить Югру?
— Как вежливый человек, как любой югорчанин, я внесла это предложение и хочу отметить, что действительно президент САР очень живо отреагировал на него. Он сказал, что готов к этой поездке, осталось только подготовиться.
«Новости Югры»: Когда вы были в Сирии и общались с сирийцами, у них есть определенное знание о Сибири, Югре, какое отношение было к вам, как к представителю Югорской земли?
— Уже сложилась формула о том, что Сирия и Югра очень похожи, потому что у нас минус 50, а у них — плюс 50.
Они очень интересуются Россией в целом и, безусловно, тем, что связано с Западной Сибирью. Плюс у них есть проводники представления о нашем регионе — депутаты, которые были в Югре в ноябре 2017 года. Есть люди, они, правда, очень взрослые уже, которые учились в свое время в Советском Союзе, — это еще одна категория людей, способных пересказать или передать свое представление о нашей стране, наших людях другим. Есть просто думающие люди, которые считают важным понимать нашу страну.
Безусловно, с учетом того, что страна имеет компетенции в нефтегазодобыче, специалисты знают о наших возможностях с точки зрения объемов минерально-сырьевой базы, добычи нефти, производства электроэнергии и так далее. Поэтому на экспертном, профессиональном уровне – знают.
В целом, отношение к русским очень хорошее. Когда, например, мы встречались с детьми, каждый из них выучил какое-то русское слово. И обязательно его произнес, потому что сирийцы очень приветливые, доброжелательные, открытые, и не с точки зрения этикета и стандартов, как, например, в известных нам странах.

— «Сургутская трибуна»: Как вы пережили ракетные обстрелы, была ли паника?
— Я проснулась сразу, как только прозвучал первый грохот, мы недалеко по дамасским меркам жили от места одной из атак. Мы жили у подножия горы с одной стороны, а научный центр, о котором все говорят, располагается с другой стороны этой горы. Можно было наблюдать из окна какие-то проявления этой атаки. В шесть утра мы уже были на ногах, выехали по своей программе, и через четыре минуты прибыли на одну из главных площадей в Дамаске. Там восстановлен фонтан (по этому случаю ранее был праздник), установлен памятник — один из символов Дамаска и Сирии. В шесть утра мы были на том месте, а там уже собрались сирийцы, и это был митинг, о нем рассказывали все СМИ. Сирийцы стояли на машинах, при этом что-то изображали, держали флаги и так далее. Мы там минут 15 находились. Прибывало все больше и больше людей. Паники в шесть утра мы не наблюдали. По рассказам самих сирийцев, паники вообще не было, но были безрассудные поступки, например, многие вместо того, чтобы думать о безопасности, поднимались на крыши домов и приветствовали успехи сирийских ПВО.
Семь лет войны! Семь лет! Не дай бог к такому привыкать.
Потом мы поехали с этой площади в Восточную Гуту. Ни одного живого камня… Мы проехали три города, где-то километра два до Думы. Кстати, я хорошо себя чувствую, отравленной не считаю. Нет никаких проявлений, поэтому я не верю в то, что в Думе была химическая атака. Никто не бросался к нам со словами «Спасите нас, задыхаемся!». Несмотря на то что камня на камне не осталось, люди возвращаются в отбитые у боевиков поселения и начинают снова свою жизнь там. Стране очень тяжело.

Источник

Последние новости