Следующая новость
Предыдущая новость

«Донецкого Буданова», обвиненного в расстреле школьника, освободили из тюрьмы

«Донецкого Буданова», обвиненного в расстреле школьника, освободили из тюрьмы

Мало кто верил в то, что его все-таки выпустят на свободу. Командира батальона ополченцев «Керчь» Вадима Погодина с одноименным позывным.Вадима Погодина окрестили «донецким Будановым» — их истории, его и Юрия Буданова, тоже полковника, обвиненного в чеченскую войну в убийстве 18-летней Эльзы Кунгаевой, чем-то неуловимо похожи.

История Погодина выделяется тем, что сдать его хотели свои же: лично Александр Захарченко, глава ДНР, проводил расследование смерти Степана Чубенко и передал материалы этого уголовного дела Петру Порошенко.

О предыстории событий читайте в материале «Обвинен в расстреле школьника: крымский ополченец повторяет судьбу полковника Буданова»

Как такое могло случиться? Что это — месть Захарченко и устранение возможного конкурента (ведь в свое время Погодин пользовался непререкаемым авторитетом среди подчиненных, а борьба за власть в ДНР летом 2014-го шла нешуточная), или действительно справедливое возмездие по отношению к убийце беззащитного подростка?

Начнем с того, что 17-летний Степа Чубенко, ныне официально носящий звание «Героя Украины», был корректировщиком огня, и это никем не оспаривается, то есть, он специально прибыл в Донецк, чтобы разведывать информацию о стратегических объектах противника и передавать ее украинской артиллерии для того, чтобы точнее вела бомбардировку.

«Стратегические объекты противника» — это школы и больницы, жилые дома. Погибшая горловская Мадонна, закрывшая своим разорванным телом убитую маленькую дочь. Ее фотография обошла весь мир. «Стратегическому объекту» Кристине Жук было всего 23, а ее дочке Кире — 10 месяцев, и они тоже хотели жить. Как и Степа Чубенко.

Десятиклассник в военной советской форме, проникновенно читающий на видео 9 мая стихи о Великой Отечественной — именно таким пытаются представить сейчас Степана его защитники. Другой снимок сделан год спустя, в 2014-м, компания подростков, на некоторых наброшены «жовто-блокитные» флаги, дружно наливают горючку в пустые бутылки из-под пива — Одесса, Куликово поле, 2 мая. Степан тут же, среди своих, с налокотниками на руках, легко узнаваем.

Его тело найдут и эксгумируют осенью 14-го, руки сзади будут связаны скотчем, пять выстрелов в голову, выбиты зубы… Сталина Чубенко, мать убитого, поехала на Донбасс, чтобы разыскать сына, которого от греха подальше родители после трагедии в Одессе отправили погостить то ли к дедушке, то ли к дяде, а он сел на поезд и все равно прибыл в Донецк с желто-голубой ленточкой, повязанной на рюкзаке — по ней его и вычислят.

Фото сделано 2 мая у Дома Профсоюзов. Чубенко — в чёрной жилетке.

Никто и не спорит, у парня была страшная смерть. «Расстрелять пленного, уже не говоря про то, что ребенок, расстрелять человека, который полностью обездвижен, не может никак возразить и как-то защитить себя — это кем надо быть, какой скотиной», — оценивали произошедшее как украинские, так и некоторые наши правозащитники.

Александр Захарченко гарантировал матери Степана, что обязательно найдет тех, кто расстрелял ее сына — мало того, все материалы расследования будут незамедлительно переданы Украине. При том,, что обещание было дано в условиях непрекращающейся гражданской войны. Но слова Захарченко сразу же распиарили на всю Незалежную. Следствие шло около двух лет. Следы вроде бы привели к трем ополченцам, одним из которых и был комбат Погодин.

Многие, правда, утверждали, что никакого смысла самому приводить смертный приговор в отношении мальчишки-лазутчика у полковника не было и быть не могло — в конце-концов для этих целей есть и рядовые, и что «Керча», судя по всему, подставили, так как у него сложились неважные отношения с «Захаром» и тот любой ценой хотел убрать Погодина со своего пути.

К моменту ареста 20 июня 2017-го полковник уже два года как жил в Крыму, его батальон был расформирован, бойцы тоже разъехались по домам.

Никто не ожидал, что бывшие ополченцы вдруг дружно кинутся вызволять из тюрьмы своего командира. В защиту Вадима Погодина прошел международный флешмоб. Люди во многих странах фотографировались с плакатами с требованием освободить арестованного.

«Помогаем Керчу — Вадиму Погодину», — так называлась и страница в Интернете, сослуживцы даже отправили петицию Владимиру Путину с просьбой остановить экстрадицию Погодина, означавшую на самом деле пытки и его верную гибель. «Даже если допустить, что он как-то причастен к расстрелу Чубенко, хотя это и неправда, Россия может сделать все, чтобы оставить Вадима у себя. По всем международным конвенциям, во время войны нельзя передавать на вражескую сторону тех, кто воюет против, да еще и по явно надуманному поводу», — возмущались товарищи комбата.

Но дело осложнялась еще и тем, что по всем документам «Керч» — гражданин Украины, а, значит, та имела формальное право его требовать, особенно если сам подозреваемый не просил убежища у другого государства. А «Керч» не просил.

Хотя понятно было, что случай этот — как раз политический и какие бы ни были его последствия, выдача Погодина многие расценивают настоящим плевком в сторону Российской Федерации, которая не может защитить тех ополченцев и добровольцев, кто проливал кровь за русских на Донбассе.

Но несколько дней назад суд города Симферополя рассмотрел апелляцию по вопросу экстрадиции Вадима Погодина на Украину и пришел к выводу, что никаких причин оставлять его у нас нет. Конечно, суд Крыма и его решения и приговоры за последние три года — отдельный разговор, так как работают там сплошь бывшие украинские судьи и прокуроры, а с такими «друзьями» никаких врагов не нужно. Казалось бы, спасти полковника практически невозможно…

Но вдруг в дело вмешалась сама… Украина. «Украинская сторона просто не прислала вовремя материалы дела, — рассказывает тоже воевавший на Донбассе Иоанн Семенов. — Срок передачи материалов закончился, ничего не пришло, поэтому его и выпустили. Хотя их генеральный прокурор заявлял официально на сайте генеральной прокуратуры Украины, что передаст дело генеральному прокурору РФ, но видать либо не передал, либо наши проигнорировали».

В любом случае именно эта юридическая несостыковка и стала причиной того, что «Керч» в итоге вышел на свободу. Хотя вполне возможно, что это произошло не случайно. Что кто-то наверху услышал и не допустил его передачи.

Украинские же националисты грозят теперь Вадиму Погодину судьбой Буданова, как известно расстрелянного вскоре после освобождения из тюрьмы, отсидевшего там срок за убийство. Остаётся надеяться, что в случае с «Керчем» его товарищи этого не допустят.

Последние новости