Следующая новость
Предыдущая новость

Чем жила почетная жительница Нижневартовска Маргарита Анисимкова

Чем жила почетная жительница Нижневартовска Маргарита Анисимкова

Имя Маргариты Кузьминичны Анисимковой известно в Югре многим. Почетная жительница Нижневартовска, в ее честь названы центральная библиотека и одна из улиц в старой части города. Ее знают как автора произведений, которые вошли в национальную золотую библиотеку. Ее помнят как талантливейшего литератора, наставника для начинающих прозаиков, как верного друга. Но все это — лишь одна сторона ее биографии, а ведь не одним творчеством жил этот замечательный человек. Прежде всего Маргарита была Женщиной.

Просто мама

На улице только светает, а она уже на ногах. Домашние просыпаются от запаха вкусной еды — завтрак готов. А Маргарита уже в своем кабинете. Пишет. До самого конца своей жизни она работала только ранним утром. Дети — Надежда и Петр — мало знали, чем занимается мама.
— Для нее это никогда не было работой, скорее хобби, — вспоминает дочь Надежда Таран. — Многие удивлялись, когда узнавали о нем. Когда умудряется тетя Рита сказки писать?
Как ни посмотришь, Маргарита то на работе, то дома: вяжет, шьет, печет. Отменная хозяйка, мастерица на все руки. По воспоминаниям родных и близких, она всегда была очень активным человеком. Дача, грибы-ягоды. А уж какой была стряпухой! Все без исключения обожали ее фирменное блюдо — пирог с муксуном. Зайдет на кухню, мимоходом, будто играючи, тесто поставит, и оно поднимается прямо на глазах. За что ни возьмется, все у нее ладится.
— Надумает связать носки — а там не носки, а шедевр получается. Если костюмчик — то непременно такой, что хоть на выставку. Она порой сама удивлялась результату. Вышивала, шила прекрасно — без всяких лекал-выкроек. Из простенькой ткани пошьет платьишко, сделает на нем аппликацию — и вот уже не просто наряд, а произведение искусств.

Душа и двери — нараспашку

Говорят, творческим людям для работы нужно не только вдохновение, но и особая обстановка, тишина. В доме Анисимковой никаких табу на этот счет не существовало. Наоборот, в квартире всегда были люди, и не всегда это были родные и друзья. Двери были открыты для всех. В буквальном смысле, подчеркивает Надежда Константиновна:
— Как-то в аэропорту Ханты-Мансийска мама встретила молоденькую девчонку с ребенком. Была нелетная погода, разговорились. Девушка собиралась в Октябрьское, а мама ей и говорит: поезжай-ка лучше в молодой Нижневартовск. И записала для нее свой номер телефона на спичечном коробке. Записала и забыла. А потом звонок, беру трубку, там какая-то Аля, говорит, мол, приеду завтра. Рассказываю маме, она и отвечает: не знаю, что за Аля, ну пусть приезжает, посмотрим, кто такая…
Той девчонкой оказалась Альбина Кузьмина. Маргарита приняла ее, как родную, первое время та жила у Анисимковой, и вот уже на протяжении более сорока лет она друг всей семьи. Подобных ситуаций, когда в дом к писательнице приезжали малознакомые люди, а порой и оставались жить, было немало. Ну а гостей, которые просто заходили поболтать, чай попить, совета спросить, и не сосчитать. Никаких предварительных звонков, пришел — заходи.

Одно правило: правил нет

Любила Маргарита давать людям прозвища. Не обидные, но очень меткие. Отелло, Контрик, Матильда. Это, говорят, у нее от отца, Кузьмы. Она вообще много от него взяла. Кузьма Дмитриевич был человеком сильным, добрым, мудрым. Однако всегда следовал зову сердца. Влюбившись в маму Маргариты и не получив благословения от ее родителей, он попросту выкрал невесту. При этом, будучи таким вот романтиком, держала всю семью в кулаке.
Несмотря на свою доброту и отзывчивость, и Маргариту мягкой назвать было нельзя. Порой она бывала сверх меры прямолинейна, но всегда справедлива. Во всяком случае, дети — и Надежда, и Петр — порой побаивались ее.
— Я бы даже назвала ее суровой женщиной, — улыбается дочь. — Всегда поражалась тому, как она разговаривала с людьми. К ней часто приходили и начинающие писатели, и те, кто уже состоялся. Никогда не стеснялась говорить им в лицо все, что думает. Она часто повторяла: я прожила такую долгую жизнь и уже заранее знаю, кто что скажет и кто на что способен.
Ей можно было доверить все самое сокровенное, ее родные и близкие знали: этот человек никогда не подставит, не обидит, выслушает. Помолчит, подумает и всегда подскажет выход. Маргарита Кузьминична часто говорила: нет ничего, чего не мог бы сделать человек. Нужно просто сесть и как следует подумать, как это сделать. Пожалуй, это был ее единственный совет и как матери, и как друга. Никаких постулатов нет и быть не может, считала писательница. Жизнь есть жизнь, она сама подскажет, как правильнее…

Вслед за сердцем и мечтой

Отчаянная. Упертая, в хорошем смысле слова. Это еще один небольшой штрих к портрету Маргариты Кузьминичны.
Правила — от слова «правильно». Но у нее были свои понятия о том, что такое правильно. Замуж Маргарита вышла на спор. После окончания педагогического училища ее направили работать в деревенскую школу. После долгой службы во флоте в 1949 году вернулся в Першино и ее будущий муж. Высокий, статный красавец — мечта всех деревенских девчонок. «Моим будет», — сказала, как отрезала, хорошенькая Маргарита. И стала Анисимковой.

Супруг оказался прекрасным человеком. Настоящий мужчина. Дом полная чаша, с ним как за каменной стеной. В браке родились мальчик и девочка. Но несмотря на благополучную жизнь чего-то Маргарите не хватало. А потом появился Он. Дядя Миша, как его называли дети Маргариты, был хорошим фотожурналистом, она талантливо писала. Общие интересы сблизили двух творческих личностей. Это был скандал! Советское время, провинциальный городок, образцовая семья: папа — директор школы, мама — работник горкома партии, двое ребятишек подрастают. И вдруг — влюбилась!

Маргарите было тридцать пять, и она решила поменять свою жизнь кардинально. Собрала нехитрый скарб, детей и уехала из Ивделя, где родилась и выросла. Собралась в Октябрьский район.

— Была поздняя осень. Помню, что сначала мы долетели до Тюмени, потом на АН-2 — до Ханты-Мансийска. И уже оттуда нас должны были переправить по воде в Октябрьский. Но из-за погодных условий, был октябрь, снег, катер нас не дождался. Следующий должен был прийти только весной, — вспоминает Надежда Таран.
Так и осталась Маргарита в нынешней столице Югры, получив там должность заведующей отделом культуры. Чуть позже вслед за Маргаритой приехал и ее фотокорреспондент. Зажили самой обыкновенной жизнью простой советской семьи. Правда, в отличие от первого супруга Маргариты, дядя Миша не обладал способностью решать бытовые проблемы, поэтому все легло на ее, женские плечи. Впрочем, от этого меньше любить Михаила не стала.

Вещий сон

Однажды ей приснился сон. Маргарита стоит у подножья отвесной скалы, а на ней — люди в касках. Вдруг сверху эти люди протягивают ей руки и помогают подняться все выше и выше. Забралась, а там еще приступок. И голос: «Дальше поднимайся сама».
В 1974 году по направлению областного Союза писателей она переезжает из окружной столицы в Нижневартовск. Здесь она мечтала найти своего «Павку Корчагина».
Местом основной работы стало… вышкомонтажное управление, где люди трудились на высоте и в касках. То ночное видение оказалось пророческим. Здесь действительно начался новый этап ее жизни, интересная работа, знакомства. Пришло и материальное благополучие. Удалось подняться достаточно высоко. Позже на свет появилась и ее повесть о вышкомонтажниках легендарного Самотлора — «Лицом к ветрам». Правда, это произведение она считала не совсем удавшимся.

Жизнь в сказке

К своему творчеству она вообще относилась достаточно критически. Писательницей себя не называла. Хотя еще в Ивделе, в 1960 году, когда вышла ее первая книга «Мансийские сказы», она получила положительные отзывы. Произведение даже было отмечено специальным дипломом Лондонской книжной ярмарки. Впрочем, не всегда все шло так гладко. Были и откровенно нелестные рецензии, порой казалось, что где-то там сверху кто-то специально ставит «палки в колеса». Например, ее знаменитая «Наледь», роман, посвященный революционной истории нашего края, пролежал в ее столе 15 лет. Сначала говорили, что Маргарита уж слишком хорошо пишет о белогвардейцах, позже — сильно лестно о «красных». И никто не знал, как близко она все принимала к сердцу. Почти никто.
— Звоню как-то маме, слышу — плачет, — рассказывает Надежда Константиновна. — Спрашиваю, что случилось? Да вот, говорит, поручика «убиваю» (персонажа). Так не убивай. Все сделал он, отвечает, надо, пора…
С каждым своим героем она проживала его историю, жизнь. Она вообще жила в своем мире, в своей сказке…

Вместо эпилога

Маргариты Кузьминичны Анисимковой не стало 15 мая 2013 года. Она ушла из жизни на 86-м году после продолжительной болезни. Незадолго до своего последнего юбилея, который пришлось отмечать в больнице, она написала завещание. Авторские права на все произведения остались в наследство дочери, Надежде Таран.

Двухметровая раскрытая книга с портретом Маргариты Анисимковой установлена на ее могиле в Нижневартовске. Вместо эпитафии — слова любимого романса писательницы: «Когда умру, и над могилою гори, сияй, моя звезда…»

Источник

Последние новости