Следующая новость
Предыдущая новость

Братские узы

Братские узы

Антон и Артем Вольвичи – родные братья и коренные нижневартовцы. Антон – он на три года старше — появился на свет в День рождения волейбола – 9 февраля. Работает тренером-преподавателем в СШОР «Самотлор».
В 2016 году команда юношей под его руководством в Якутске победила на Международных спортивных играх «Дети Азии», которые считаются неофициальной детской Олимпиадой. А Артем выступил на настоящих Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Вместе с Артемом Ермаковым они стали первыми воспитанниками «Самотлора», представлявшими страну на самых главных и самых престижных стартах четырехлетия.
Вольвич-младший играл за уфимский «Урал», новосибирский «Локомотив», а теперь второй сезон защищает цвета сильнейшего клуба планеты – казанского «Зенита». В прошлом году вместе с командой из столицы Татарстана добился уникального достижения – выиграл все турниры, в которых участвовал: Лигу чемпионов, чемпионат страны, Суперкубок и Кубок России, клубный чемпионат мира. А в составе сборной России второй раз в карьере стал чемпионом Европы.
Вольвич-старший гордится достижениями брата, тренирует детей, учит их побеждать себя и соперников и верит, что они тоже добьются громких успехов. Кому как не ему знать, что чемпионами не рождаются, а становятся. Все начинается с истоков.

Борцы-волейболисты
— Как вы пришли в спорт?
Антон:
— Мы с детства вместе держались. Сколько Артем прожил в Нижневартовске – всегда друг с другом рядом. Вместе получали и вместе кому-то наваливали. У нас общие друзья и недруги. Знакомство со спортом мы начали с вольной борьбы. Сначала я пошел, а потом и младшего брата заманил. Я год прозанимался, а он – месяцев восемь. Помню, участвовали в городских соревнованиях на призы Деда Мороза. У него в весе – три человека: этот шланг и два карапуза, а у меня – соперников хоть отбавляй. Они между собой поборолись – и все с медальками. Артем получил бронзу. Ему картину подарили. Она до сих пор у родителей хранится. А у меня – четвертое место.
Артем:
— На волейбол друг пригласил. Дело было вечером, делать было нечего – пошли. Секция работала в третьей школе – в нашем микрорайоне. Попал в группу к Юлии Сергеевне Стениной. Мячики кидаем, играем – помаленьку втянулись. А Антон пришел, совсем весело стало. Первое время совмещали борьбу с волейболом, а летом нам предложили ехать на сборы, и остался один волейбол.
Антон:
— В Курган поехали. Там быстро всех догнали.
Артем:
— Я самый маленький был. Все остальные – старше. Обижали меня постоянно. Одного палкой огрел – сразу полегчало.
Антон:
— Тренировался с нами один товарищ. Сейчас в полиции работает. Все время к меньшему докапывался. А брат в детстве психоватым был. Мы между двух деревьев веревку натянули и играли. Этот вдруг говорит Артему: «Иди отсюда, малой!». Стукнул. А брат в ярости палку схватил – и отметелил обидчика.
Артем:
— Славная коряга попалась. До сих пор довольный хожу. Как только такие люди полицейскими становятся?

Подарок на день рождения
— Когда поняли, что волейбол – ваш вид спорта?
Артем:
— Я, наверное, сразу. Довольно рано понял, что не смогу стать, допустим, офисным клерком, сидеть на работе с восьми утра до шести вечера и подписывать бумаги. Мне с детства хотелось чего-то большего. А вскоре четко осознал, что мое будущее – в волейболе, хотя не знал, что волейболом можно даже деньги зарабатывать.
— Говорят, в детстве вы классно прыгали со скакалкой?
Антон:
— Это, наверное, с борьбы. Там на тренировках это очень популярное упражнение. Для меня удивительно, когда дети не могут прыгать со скакалкой. Мы спокойно ставили рекорды за сотню: и медленно, и быстро, и высоко, и двойной махали. Чего не умели, так это подтягиваться на перекладине. Когда в Курган приехали, я подтягивался ноль раз. А там научились. Зарядка закончилась – к турнику. Появилось свободное время – снова. Пока сборы закончились, мы стали по 17-18 раз подтягиваться.
Артем:
— Сейчас я снова разучился. В Казани спорил с Земченком каждый раз на сто рублей, что десять раз подтянусь. Всегда получалось девять. Думал, на пятьсот рублей поспорю и выдам. А Денис уехал из «Зенита», и мой план провалился (смеется).
— Возвращаемся в спортивную школу…
Антон:
— Года через полтора нас по возрастам распределили. Артем попал к Елене Александровне Березиной, а я – к Светлане Вячеславовне Фроловой.
— Артем:
— Я играл на четырех первенствах России среди юношей. В 2006 году заняли второе место в Белгороде. В полуфинале встретились с командой хозяев, за которую выступали мастодонты – Каландадзе, Москвин, Семенов. Мы проигрывали 0:2 и в третьем сете – 11:19. И тут у нас выходит Максим Чуйкин и выдает 10 или 11 подач. Эйсы, переходящие. В одиночку, можно сказать, переломил ход партии, а потом вся команда включилась. Вынесли белгородцев, но в финале проиграли москвичам.
Антон:
— У Белгорода выиграли в мой день рождения. Перед матчем я писал сообщение: «Давай подарок».
Артем:
— А через год стали бронзовыми призерами. В полуфинале могли спокойно обыгрывать Челябинск. По составу мы были сильнее. У них – один прыгучий Макс, фамилию не помню. Они цепко играли в защите, а он прыгал на километр вверх и забивал. Нас откровенно засудили. Когда такое еще увидишь, чтобы по ходу матча первого судью на вышке менял инспектор? Но это было уже поздно. Вернуться в игру мы не сумели.

А напротив – Симон стоит
— Артем, дебют в чемпионате России помните?
Артем:
— За ДЮСШ «Самотлор» играл в высшей лиге «Б». В первый сезон, мы еще были детьми, нам говорили: «Набираете 15 очков, считайте, что выиграли партию». За весь сезон взяли лишь один сет. В следующем бились за 7-12 места. А еще через год попали в финальный этап. Причем после первого тура в Сургуте шли на втором месте, теоретически могли пробиться в высшую лигу «А», но перед вторым туром в Сосновом Бору у нас забрали «Батю» Платонова, Димана Березина, Женю Галатова, Саню Соколова. Их позвали в первую команду, которой в Нижневартовске предстоял матч с «Динамо-Янтарем» — кто побеждает, тот остается в суперлиге. Мы поехали в Сосновый Бор ввосьмером, выиграли, по-моему, только один матч и заняли итоговое четвертое место.
— А в «Югре-Самотлоре» когда дебютировали?
Артем:
— Впервые вышел на площадку в 2006 году, перед Рождеством. Тогда кубинцы путешествовали по России и играли товарищеские матчи в Нижневартовске. Выпустили на один розыгрыш. Глянул – а напротив Симон стоит. Гора горой. Я испугался. Слава Богу, пронесло – атаковал кто-то другой (смеется). Мяч пролетел мимо, и меня заменили. А полноценно дебютировал, когда 17 лет стукнуло. У Дениса Чауса возникли проблемы со здоровьем, и я попал в стартовый состав. В Казани играли с «Зенитом». Он тогда еще не был таким крутым, как сейчас, но уже начинал заявлять о себе. За три партии набрал шесть очков.

Тренер и тренеры
— Антон, а вы как стали тренером?
Антон:
— Как игрок ничего выдающегося не показывал. Это Артем вырос сразу, а я поздно. Долго маленький ходил. До 190 сантиметров только в десятом классе вытянулся. С семнадцати лет меня начали активно подключать к судейству. Судил отбор на первенство России, спартакиаду. Представляете, мне семнадцать, а на площадке волейболисты, которым по шестнадцать – почти ровесники. Меня даже на Дальний Восток судить отправляли – в Саяногорск. После окончанию школы учился в Южно-Уральском государственном университете. Изучал информационные измерительные техники и технологии в приборостроении, но волейбол не отпускал. И однажды пришел в клуб и сказал: «Хочу у вас работать». Мне пошли навстречу, определили в помощники тренера, а спустя год я набрал первую группу.
— Артем, из Нижневартовска вас позвали в юношескую, а затем – в молодежную сборную России.
Артем:
— Получить приглашение в любую сборную страны – это круто. Глаза горели, конечно. Довелось потренироваться и поиграть под руководством разных тренеров. Команду поочередно возглавляли Юрий Маричев, Андрей Воронков, Владимир Кондра. Каждый помогал лучше разобраться в волейболе. Маричев многое дал в плане видения игры на блоке. Как бывший связующий он хорошо понимает, как действуют блокирующие. Любил сам потренироваться, рассказывают, что он до сих пор тренируется. Воронков привил дисциплину. У него все жестко. Отбой, подъем и все остальное – минута в минуту. А Кондра делал упор на технику. Говорил, что вне зависимости от амплуа волейболист должен быть универсалом и уметь все – и принимать, и пасовать, и атаковать, и защищаться.
Бронзовые медали первенства Европы мы выиграли с Кондрой. В Чехии. Попали в «группу смерти» с Польшей, Турцией, Германией и Италией, но заняли первое место. А в полуфинале неожиданно проиграли немцам. Раз – и все. Золотые медали тогда завоевали французы – Ле Ру, Нгапет и другие.

До свидания, Нижневартовск!
— В 19 лет вы подписали контракт с уфимским «Уралом»…
Артем:
— Это был 2009 год. Вызвал директор клуба. Сказал, что у «Самотлора» финансовые проблемы и команде придется опуститься в высшую лигу «А». А у меня есть вариант – могу остаться в суперлиге, но надо идти в «Урал».
— Не горели желанием покинуть родной Нижневартовск?
Артем:
— Вообще не представлял, как можно уехать. С самого детства – когда смотрел матчи с открытым ртом, когда мячики катал, когда полы протирал – грезил командой и мечтал играть за «Самотлор». Моя мечта только начала осуществляться – и вдруг на тебе. И сам расстроился, и родители, и опасения были, но, как говорится, все что ни делается, делается к лучшему.
Антон:
— Я был тогда в Ханты-Мансийске на первых своих сборах в качестве второго тренера. Артем позвонил, сказал, что покидает Нижневартовск. Мы так и не встретились. А в Уфу первый раз я приехал после Нового года. Совместил приятное с полезным. По вечерам конспектировал тренировки Зорана Гайича, который тогда возглавлял «Урал». Записи до сих пор сохранились…

Источник

Последние новости