Следующая новость
Предыдущая новость

«Бессмертный полк». Начало

«Бессмертный полк». Начало

«Наши деды выйти на парад Победы уже не могут. Зато это можем сделать мы, их потомки». Вот так из двух предложений родилась идея, переросшая в национальную традицию каждое 9 Мая вставать в колонну «Бессмертного полка». Проект (хотя создатели намеренно уходят и от этого слова) стал настоящим феноменом. Авторы «Бессмертного полка» Сергей Колотовкин, Игорь Дмитриев и Сергей Лопенков, организовывая акцию в родном Томске еще в 2012 году, даже не думали, что она объединит не только томичей, но и всех россиян. «Сургутская трибуна» накануне 9 Мая побеседовала с одним из авторов «Бессмертного полка» Сергеем Колотовкиным.

— Сергей, чей портрет вы несете в колонне «Бессмертного полка»?
— Я иду со своим дедом – Владимиром Дмитриевичем Колотовкиным 1924 года рождения. Призван он был из села Александровское, что в Томской области. Ему только исполнилось 17 лет, когда началась война. Дед мой тогда был на покосе. В общем-то, с покоса и ушел на фронт. Вернулся с войны в 1944 году раненым, без руки. С дедом меня многое связывает. Каждое лето на каникулы я приезжал к нему. И он, как настоящий обский мужик (а село Александровское находится на границе Томской области и Югры. – Прим.авт.), занимался рыбалкой, сбором грибов, ягод. И везде меня, мальчишку, таскал за собой.

«И тогда дед плакал…»

— Про войну рассказывал?
— Никогда эта тема в доме не поднималась, но тем не менее она так или иначе витала в воздухе. Дед мой был председателем совета ветеранов районного центра. Он старался помогать централизованно всем. В последние годы жизни у него появилось дело, которому он посвятил много сил, — очень хотел установить памятник учителям, которые погибли на фронте, у школы в селе Александровское. Это было очень сложно, тогда не было интернета, информации было совсем мало. Я помню большой стол в его доме, который в то время был постоянно завален бумагами и письмами. Все это он читал, изучал, что-то записывал себе. А в 1985 году, когда я учился во втором классе, он взял меня с собой в Москву на встречу в честь 40-летия Великой Победы. И это стало для меня одним из самых ярких воспоминаний детства. Во время встречи его подразделения он увидел своего однополчанина, которого не видел после войны все 40 лет. И тогда дед плакал… Все эти несколько дней они просто не отходили друг от друга. Они потом, конечно же, переписывались, но больше не встречались. Для меня увидеть деда плачущим было потрясением. Но я уже понимал, насколько для него это важно.

— А когда родилась идея «Бессмертного полка?»
— Прошли годы, деда уже не было, у меня появились свои дети, а праздник 9 Мая менялся на глазах: не той была уже и организация, и количество людей, и отношение к празднику. А, самое главное, ветеранов с каждым годом становится все меньше и меньше. В какой-то момент я понял, что вручить гвоздику ветерану уже сложно. 9 Мая 2011 года мы с друзьями, а по совместительству еще и коллегами Игорем Дмитриевым и Сергеем Лопеньковым по традиции пошли на парад, потом собрались за столом и стали разговаривать о том, что праздник уже не тот. Возникло ощущение, что пройдет еще немного времени – и все, ветеранов просто не будет. Вообще. И мы смотрели на своих детей и думали: как же им всю эту память передать? Сама идея возникла у Игоря, он у нас генератор идей. Он и произнес ее вслух: «Наши деды выйти на Парад Победы уже не могут. Зато это можем сделать мы, их потомки». Это очень важно, что нести портрет деда должен не кто-то, а именно потомок. Поговорили, проходит год, мы ничего не сделали. Снова собираемся. И понимаем, что не по-пацански это – сказать и ничего не исполнить (смеется). Тем более в таком деле. И тогда мы взяли и просто сделали.

«Мы испугались»

— В 2012 году «Бессмертный полк» прошелся по улицам Томска. Насколько известно, власти города не ожидали, что на призыв журналистов откликнется такое большое количество людей. А вы предполагали, что будет такой резонанс?
— Мы пришли в администрацию Томска и рассказали о том, что у нас есть вот такая идея – пройти в колонне с портретами дедов. Нас выслушали, спросили: «Сколько вас будет?». Мы на тот момент не знали ничего и сказали, что, может, человек 100, а может, и 500. Тогда мы просто просили место в общей колонне. В администрации рукой махнули и разрешили. Об этом мы быстро рассказали всем, кого знали, договорились с мастерскими, которые изготовили штендеры, и ждали 9 Мая. И начался аврал! Перед праздником все задавали друг другу только один вопрос: «А ты с дедушкой своим пойдешь?». В итоге по разным оценкам в День Победы в 2012 году в «Бессмертном полку» Томска прошли от 6000 до 8000 человек. В шоке были все! Мы испугались. Это было до мурашек: стало понятно, что «Бессмертный полк» важен не только для нас, троих человек, а для всех. «Бессмертный полк» – это не колонна, а личная память. Можно не выходить на парад 9 Мая, можно просто вспомнить своего дедушку, и это тоже будет «Бессмертным полком».
«Бессмертный полк» – проект некоммерческий. Но объединяющий при этом практически всю страну и не только. Заставить людей сделать самостоятельно портреты своих родных, воевавших в Великой Отечественной, – задача сложная…
— Сразу скажу, что силком мы никого не хотели тащить, это история без денег. Долго думали, как это организовать, и чуть было не пошли по шаблонному пути, решив, что надо искать спонсоров, которые сделали бы людям транспаранты. А спонсоры – это деньги. Но для нас принципиально — не иметь никаких обязательств в этом направлении работы. Мы просто предложили эту идею, просто рассказали о ней людям. И мы на этом настаиваем и сейчас. И тогда мы обратились в фотосалоны, чтобы просчитать затраты на изготовление этих конструкций. Мы пришли к выводу, что это те деньги, которые каждый человек в состоянии потратить, если ему важно в День Победы почтить память своего деда. И это будет первым сознательным решением каждого гражданина.

«Выпустили джинна»

— По всей стране люди такое решение приняли, как видите. «Бессмертный полк» стал одним из главных символов 9 Мая. Самосознание у людей меняется, как считаете?
— На самом деле Томск не был первым в этом отношении. В 1965-м и 1968-м годах учителя и дети в Новосибирске вышли с портретами своих дедов, что-то схожее проходило в Соликамске, Севастополе, Тюмени. Называлось это по-разному, но суть была такой же. У нас получилось, что называется, выпустить джинна, рассказать об этом всем, поскольку мы – люди медийные. В 2012 году впервые мы провели это в Томске. А потом ездили на журналистские форумы, просили у организаторов пять минут, чтобы рассказать об этом. И во многом мы благодарны коллегам-журналистам. Они одними из первых стали это тиражировать, доносить до людей. Так и стал «Бессмертный полк» традицией.

— «Бессмертный полк» называют феноменом возрождения России. Что для вас «Бессмертный полк» спустя эти годы?
— Мы никогда не видели это проектом, и не видим. И не ставим цели поднять патриотизм в стране. Мы хотим, чтобы вспомнить дедушку в этот день было народной традицией. Извините за легковесное сравнение, но Новый год у всех ассоциируется с елкой, мандаринами. А «Бессмертный полк» появился для того, чтобы наши дети могли сказать, что 9 Мая – это день их дедушки. Чтобы наши дети вспомнили его, чтобы мы, взрослые, выделили этот день и посвятили своей семье, ее истории. И вовсе не обязательно вставать в колонну «Бессмертного полка». Можно просто достать семейный альбом и пролистать его с детьми. И это тоже «Бессмертный полк» одного взятого человека.

Источник

Последние новости